Май 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Архивы
Свежие комментарии

    Олгой-хорхой

    Рассказы о таинственном олгой-хорхое были популярны и среди участников нашей экспедиции. Понятно, что после этих «страшилок» даже на песчаных барханах моментами становилось неуютно, особенно когда наяву и живым встречался необычный желтый песчаный червь длиною не более полмизинца, там, где ему питаться нечем. С нами не было биолога, чтобы развеять наши недоуменные вопросы. На барханах Хонгорын-Элс в руки к нам попал молоденький светло-желтый червяк, имеющий спереди шесть длинных лапок вокруг большого рта, практически по диаметру всего туловища, по три с каждой стороны рта, которыми он проворно зарывал себя в песок прямо на наших глазах. Вместе с горстью песка мы положили его на капот машины. Его членистое тело было длиной не больше спичечного коробка, он казался нам совершенно безобидным, и мы только шутили, что где-то под нами затаилась его взрослая мама! Мы его добросовестно отсняли на видеокамеру и отпустили на волю. Но уже по приезду домой знакомые биологи сказали, что ничего подобного среди червяков с шестью лапками вокруг рта в научной литературе не описано, и вообще, подобный червяк в песках не водится! Наверное, все-таки зря мы отпустили его на волю.

    О загадочном олгой-орхое в Заалтайской Гоби одним из первых сообщил читателям писатель и палеонтолог И. Ефремов: «Среди жителей Гоби издавна распространено предание о большом и толстом черве (олгой – толстая кишка, хорхой – червяк), свыше полуметра длиной, живущем в недоступных песчаных местах Гобийской пустыни. Рассказы об этом животном совпадают. Олгой-хорхой известен, как очень страшное существо, обладающее непонятной убийственной силой, способной поразить насмерть прикоснувшегося к нему человека.

    Никто из ученых исследователей не видел необычного червя, но легенда о нем так распространена и так единообразна, что, нужно думать, в её основе действительно есть какое-то чрезвычайно редкое, вымирающее животное, вероятно пережиток древних времен, уцелевший теперь в самых пустынных уголках Центральной Азии…

    В местности Халдзан-дзахе («Лысый край») на барханных песках живет олгой-хорхой. Но его можно видеть только в самую жару, в июне – июле, позднее он зарывается в землю и спит».

    В рассказе «Олгой-Хорхой» (1943 г.) И.А. Ефремов писал: «Цевен много рассказывал нам об Олгой-Хорхое и о недоступном урочище Халдзан Дзахе в Южной Гоби, где обитает этот червяк. Рассказывал, что его можно видеть лишь в самые жаркие месяцы лета. В остальное время червяки спят в норах, которые они проделывают в песке. Живой и впечатлительный, как все монголы, Цевен изобразил наглядными жестами, как Олгой-Хорхой ползает и как убивает приближающихся к нему, подпрыгивая и сворачиваясь в кольцо. Мы все – нас было несколько человек, – научные работники моей экспедиции, невольно рассмеялись, глядя на забавные движения старика. Цевен внезапно рассердился и, посмотрев на нас с явным неодобрением, пробормотал нашему молодому переводчику-монголу: Скажи им, что они глупцы, разве можно смеяться – это страшная вещь! Вот, собрав все эти сведения о таинственном червяке, я и написал рассказ «Олгой-Хорхой», где все события вымышлены, но червяк описан именно так, как мне про него рассказывали вполне заслуживающие доверия жители гобийских районов Монгольской Народной Республики… Таков ли Олгой-Хорхой на самом деле, каким он описан в моем рассказе, разумеется, нельзя ручаться. Только будущие исследователи, которым удастся, наконец, увидеть это животное, смогут дать вам ответ на этот вопрос. Точно также нельзя ответить на вопрос, каким образом убивает Олгой-Хорхой на расстоянии. Все араты – гобийские кочевники-скотоводы – уверены в ужасных свойствах этого червяка, но поскольку его не видел и тем более не исследовал ни один ученый, ничего нельзя сказать о природе убийственной силы, которой обладает Олгой-Хорхой».

    Рассказ И. А. Ефремова.

    Звонкий грохот над головой заставил нас вздрогнуть. Это радист стучал в крышку кабины. Наклонившись к окну, он старался перекричать шум мотора. Правой рукой он показывал направо.

    — Что еще там у них? — с досадой сказал шофер, придерживая машину, но вдруг резко затормозил и крикнул мне: — Смотрите скорее! Что такое?..

    Окошко кабины на минуту заслонил спрыгнувший сверху радист. С ружьем в правой руке он бросился к склону большого бархана. В просвете между двумя буграми был виден низкий и плоский бархан. По его поверхности двигалось что-то живое. Хотя это двигавшееся существо и было очень близко к нам, но мне и шоферу не удалось сразу разглядеть его. Оно двигалось какими-то судорожными толчками, то сгибаясь почти пополам, то быстро выпрямляясь. Иногда толчки прекращались, и животное попросту катилось по песчаному склону. Следом оползал и песок, но оно как-то выбиралось из осыпи.

    — Что за чудо? Колбаса какая-то, — прошептал у меня над ухом шофер, словно боясь спугнуть неведомое существо.

    Действительно, у животного не было заметно ни ног, ни даже рта или глаз; правда, последние могли быть незаметны на расстоянии. Больше всего животное походило на обрубок толстой колбасы около метра длины. Оба конца были тупые, и разобрать, где голова, где хвост, было невозможно. Большой и толстый червяк, неизвестный житель пустыни, извивался на фиолетовом песке. Было что-то отвратительное и в то же время беспомощное в его неловких, замедленных движениях. Не будучи знатоком зоологии, я все же сразу сообразил, что перед нами совсем неизвестное животное. В своих путешествиях я часто сталкивался с самыми различными представителями животного мира Монголии, но никогда не слыхал ни о чем похожем на этого громадного червяка.

    — Ну и пакостная штука! — воскликнул Гриша. — Бегу ловить, только перчатки надену, а то противно! — И он выскочил из кабины, схватив с сиденья свои кожаные перчатки. — Стой, стой! — крикнул он радисту, прицелившемуся с верхнего бархана. — Живьем бери! Видишь, ползет еле-еле!

    — Ладно. А вот и его товарищ, — отозвался Миша и осторожно положил ружье на гребень бархана.

    В самом деле, по песчаному склону скатывалась вниз вторая такая же колбаса, пожалуй побольше размером. В эту минуту сверху из кузова раздался пронзительный вопль Дархина. Старик, очевидно, крепко спал, и его только сейчас разбудили беготня и крики. Монгол громко кричал что-то неразборчивое, что-то похожее на «оой-оой». Шофер уже взбежал на бархан и вместе с радистом кинулся вниз. Юноши бежали быстро. Все, что произошло дальше, было делом одной минуты. Я торопливо выскочил из кабины, намереваясь принять участие в ловле необыкновенных существ. Но едва я отошел от машины, как монгол кубарем скатился на песок из кузова и вцепился в меня руками. Обычно спокойное лицо его исказил дикий страх.

    — Обратно ребят зови!.. Скорее! Там смерть! — сказал он, задыхаясь, и опять завопил фальцетом: — Оой-оой!..

    Крепкие пальцы Дархина едва не оторвали мне рукав.

    Скорее удивленный, чем испуганный непонятным поведением старика, я крикнул шоферу и Мише, чтобы они шли назад. Но те продолжали бежать к неизвестным животным и либо не слыхали меня, либо не хотели слышать.

    Я сделал было шаг к ним, но Дархин потянул меня назад. Вырываясь из цепких рук проводника, я в то же время следил за животными. Мои помощники уже подбежали к ним: радист впереди, Гриша чуть сзади. Внезапно червяки свились каждый в кольцо.

    В тот же момент окраска их из желто-серой, сразу потемнев, стала фиолетово-синей, а на концах ярко-голубой.

    Червяк — убийца

    Без крика, совершенно неожиданно радист рухнул ничком на песок и остался недвижим. Я услышал восклицание шофера, который в это время подбежал к радисту, лежавшему в каких-нибудь четырех метрах от червяков. Секунда — и Гриша так же странно изогнулся и упал на бок. Его тело перевернулось, скатываясь к подошве бархана, и скрылось из глаз. Я вырвался из рук проводника и бросился вперед. Но Дархин с быстротой юноши ухватил меня, как клещами, за ноги, и мы вместе покатились по мягкому песку. Я боролся с монголом, стараясь вырваться от него. Вне себя выхватил я револьвер и направил его на монгола. Щелкнул спущенный предохранитель, и только тогда проводник отпустил меня. Встав на колени, старик протягивал ко мне руки. Хриплое дыхание вместе с криком: «Смерть! Смерть!» — вырывалось из его груди. Я взбежал на бархан, продолжая сжимать в руке револьвер. Таинственные червяки куда-то исчезли. Неподвижные тела товарищей лежали на песке, изборожденном следами омерзительных животных. Монгол бежал вслед за мной и, как только увидел, что червяков нет, бросился, как и я, к нашим спутникам. Страшное горе сжало мне сердце, когда я, склонившись над неподвижными телами, не смог уловить в них ни малейших признаков жизни. Радист лежал с запрокинутой головой. Глаза его были полуоткрыты, лицо спокойно. У Гриши, наоборот, лицо было искажено гримасой внезапной и ужасной боли. У обоих лица были синие, будто от удушья.

    Все наши усилия — растирание, искусственное дыхание, даже сделанная Дархином попытка пустить кровь — были безуспешны. Смерть товарищей была очевидной. Она оглушила нас. Все мы за долгое время, проведенное вместе, сдружились и сроднились. Для меня смерть молодых людей была тяжелой потерей. Кроме того, меня мучило сознание своей вины в том, что я не остановил безрассудной погони за неведомыми гадами. Растерянный, почти без мыслей, я молча стоял, оглядываясь по сторонам, в тщетной надежде увидеть снова проклятых червяков и выпустить в них обойму. Старый проводник, опустившись на песок, тихо всхлипывал, и я только потом подумал, как должен быть благодарен старику, спасшему меня от смерти…

    Мы перенесли оба тела и положили в кузов машины, не в силах бросить их в страшных фиолетовых песках. Может быть, где-то внутри нас чуть теплилась надежда, что это еще не смерть и наши товарищи, оглушенные неведомой силой, вдруг очнутся. Ни одним словом не обменялись мы с проводником. Глаза монгола тревожно следили за мной до тех пор, пока я не забрался на место Гриши и не запустил мотор. Включая передачу, я бросил последний взгляд на это ничем не отличавшееся от всей пустыни место, где потерял половину своего отряда. Как легко и весело было мне час назад и каким одиноким чувствовал я себя теперь!.. Машина тронулась. Унылое завывание шестерен первой скорости казалось мне невыносимым. Дархин, сидя в кабине, смотрел, как я обращаюсь с машиной, и, уверившись в моем умении, немного приободрился.

    В тот день мы доехали только до ночной стоянки и там похоронили своих товарищей вблизи астропункта, под высокой насыпью из камней. Разложение уже тронуло их тела и убило последнюю надежду на «воскрешение».

    Источник: http://www.medem.kiev.ua/page.php?pid=2024
    (с сокращ.)

    **********************************

    Справка из Википедии

    Олгой-Хорхой (животное)

    Олгой-Хорхой (монг. олгой хорхой, буквально «червь, подобный толстой кишке коровы») — легендарное существо, безголовый толстый червь, якобы обитающий в безлюдных пустынях Монголии и убивающий крупный скот и людей предположительно электрическим разрядом либо ядом. Существо жёлто-серого цвета; шар-хорхой — аналогичное существо жёлтого цвета.

    Первые упоминания в литературе

    В 1922 году в Монголию отправилась Центральноазиатская научная экспедиция, которая финансировалась Американским музеем естественной истории и которую возглавлял американский профессор-палеонтолог Рой Чепмен Эндрюс. В 1926 году вышла книга этого автора под названием «По следам древнего человека» (англ. On the Trail of Ancient Man), в которой и содержались первые сообщения об Олгой-Хорхое.

    Экспедиция прибыла в Монголию, в которой только что произошла революция, образовалось просоветское правительство, но всё ещё сохранялась ограниченная во власти монархия. Для получения соответствующих разрешений на передвижение по стране и производство научных изысканий глава экспедиции профессор Эндрюс встретился с заместителем премьер-министра, министром иностранных дел Монголии Цэрэндоржем, а также последним премьер-министром богдо-ханской Монголии Дамдинбазаром. Во время встречи с премьером тот, по словам Эндрюса, попросил его при возможности изловить для монгольского правительства экземпляр животного, чьё имя Эндрюс записал по-английски как allergorhai-horhai. Со слов Дамдинбазара, сам он животное не видел, но знает многих, которые хоть и не видели сами это существо, но тем не менее твёрдо убеждены в его существовании. По словам премьера, люди давали такое описание этого существа:

    Колбаса около двух футов длины, без головы и ног, настолько ядовитое, что одно только прикосновение к нему означает верную смерть. Оно обитает в наиболее пустынных частях Гоби…

    К беседе присоединился министр и вице-премьер Цэрэндорж, заметивший, что родственник сестры его жены тоже видел существо. Профессор заверил монгольских государственных руководителей в том, что только если на его пути попадётся allergorhai-horhai, он будет добыт с помощью специальных длинных стальных щипцов, а свои глаза профессор защитит чёрными очками, таким образом нейтрализовав разрушительное воздействие одного только взгляда на столь ядовитое существо.

    В последующие годы состоялось ещё несколько экспедиций в Монголию, в 1932 году вышел обобщающий труд «The New Conquest of Central Asia» в первом томе которого тот же автор повторяет описание животного и обстоятельств беседы с тогдашними руководителями Монголии (к 1932 году монархия в Монголии сменилась Монгольской народной республикой, премьер, собеседник Эндрюса, уже умер, а его место во главе уже республиканского Совета народных комиссаров занял другой собеседник профессора Цэрэндорж, который к моменту публикации этой книги тоже умер). Тем не менее в данном труде содержатся некоторые дополнительные детали относительно местообитания данного существа:

    Говорят, что оно обитает в самых засушливых песчаных частях Западной Гоби.

    Besucherzahler ukrain women