Ноябрь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930  
Архивы
Свежие комментарии

    Космическое Раскрытие – 14: Секретная инопланетная технология. Интервью Эмери Смита с Ричардом Доти

    http://divinecosmos.e-puzzle.ru/img/716_1.jpg

    Э.С.: Сегодня в программе Космическое Раскрытие мы вновь беседуем с Ричардом Доти, отставным специальным агентом, служившим в Управлении Специальных Расследований (УСР) ВВС. Ричард был непосредственно вовлечен в дела, связанные с НЛО и инопланетянами. Сегодня мы обсуждаем его работу в Управлении перспективного планирования оборонных научно-исследовательских работ (УППОНИР) Министерства обороны США. Ричард, добро пожаловать на программу!

    Р.Д.: Спасибо, Эмери. Здорово быть здесь.

    Э.С.: Рик, Вы много работали с УППОНИР. Сначала давайте расскажем аудитории, что такое УППОНИР.

    Р.Д.: УППОНИР – это Управление перспективного планирования оборонных научно-исследовательских работ.

    Эта организация существует при Министерстве обороны. Миссия УППОНИР – это развитие, мониторинг и координирование продвинутого исследования для военного использования. Она изначально предназначалась для армии. Все, что они делают, 99% их проектов разрабатываются для Министерства обороны и военных применений.

    Э.С.: Почему Вы оказались частью этого? Каков был Ваш проект для УППОНИР?

    Р.Д.: Ну, на самом деле… я никогда не работал с УППОНИР, но работал на Институт, который каким-то образом был связан с УППОНИР. Мы координировали исследования между Институтом и тем, чем занимался УППОНИР. У Института был контракт с УППОНИР на исследование экзотической технологии. Я никогда не слышал, чтобы служащие УППОНИР говорили “инопланетная технология”. Это всегда была “экзотическая технология”. Имелось конкретное подразделение под названием Экзотическая технология, поскольку УППОНИР концентрировался на координации исследования, выделял деньги разным компаниям для проведения исследовательского форума.

    В УППОНИР работали примерно 250 служащих, а также 50 или 60 компаний-подрядчиков. Министерство обороны заключало с компанией-подрядчиком так называемый оборонный контракт, контракт на обеспечение безопасности. Это означало, что компания должна была иметь людей со степенью допуска для выполнения работы. Такие люди анализировали проект, а затем возвращали его в УППОНИР.

    В общем, изначальной миссией УППОНИР был любой вид экзотической технологии или инопланетной технологии, которую оно желало обратно восстановить. Как легко США удавалось обратно восстанавливать штуковины, полученные из какого-то другого места? “Мы хотим сделать штуковину лучше, чем та, но не можем определить, из чего она сделана. Поэтому нам приходится искать другие материалы, другие элементы, чтобы сконструировать новую штуковину так, чтобы она работала как исходная”. В основном они занимались именно этим, возможно, занимаются и сейчас.

    Э.С.: Да. Я нахожу это потрясающим. Я рад, что Вы упомянули следующее: УППОНИР имел сотни других корпораций, с которыми заключались контракты на выполнение определенных работа по тестированию экзотических материалов. Это позволяло сохранять раздробленность. То есть, не каждый знает, что происходит. Вы с этим согласны?

    Р.Д.: Целиком и полностью. Знаете, когда я работал в Зоне 51, там УППОНИР имел большой офис, но работы выполнялось немного. В основном они координировали другие агентства, такие как Raytheon, Motorola, E-System, Лос-Аламос и Лаборатории Сандия, наряду с многими другими компаниями, которые что-то строили и вносили свой вклад в обратное восстановление.

    Повторяю, открыто УППОНИР никогда не скажет “инопланетное”, а вот тайно, если вы общались с одним из координаторов проекта, координатором проекта УППОНИР, он мог воспользоваться словом “инопланетный”. “Мы нашли инопланетное устройство и сейчас хотим…” Но в качестве практического термина или открытого термина они произнесут слова “экзотическая технология”. И когда вы попытаетесь уточнить, что такое экзотическая технология, ответа вы не получите.

    Кое-что очевидно связано с зарубежными технологиями, то, что нам удается заполучить из Советского Союза или сейчас России, Китая и кое-каких других стран. Поскольку большинство стран, самых цивилизованных стран, тоже имеют некий вид исследовательского проекта, а мы должны быть на высоте.

    Кроме того, в УППОНИР имеется подразделение, которое создает что-то само. Я имею в виду, скажем, они хотят, чтобы компания создала наилучший лазер или наилучшую другую штуку, которыми можно воспользоваться в применении к продвинутой военной технологии.

    Э.С.: Например, предположим ВВС, армия, ВМФ, морпехи находят кое-какую экзотическую технологию. Будут ли они хранить ее для себя или она попадает к вам или в УППОНИР?  

    Р.Д.: Ну, в мое время имелась постоянно действующая инструкция для всех: если это летающее устройство, что-то летающее, экзотическая технология, неопознанные воздушные явления или потерпевший крушение НЛО, то главную ответственность за извлечение и анализ корабля несет ВВС. Всегда ли это соблюдалось? Уверен, что нет. Уверен, были случаи, когда ВМФ что-то находил в море.

    Мне лично известен инцидент…Однажды имел место засекреченный случай с кораблем ВМФ, авианосцем, экипаж которого видел, как что-то свалилось в океан. Корабль отправился на место крушения и захватил…

    Э.С.: Извлек это?

    Р.Д.: Да. На извлечение потребовалось несколько дней; и вот и оно, покоится на корабле Enterprise, поскольку Enterprise был авианосцем, входившим в состав эскадры. Моряки подняли это на корабль. Оно покоилось на палубе. Имелись фотографии; одна из них просочилась в Интернет несколько лет назад, снимок летающей тарелки, стоявшей на палубе авианосца США Enterprise. ВМФ очень долго хранило объект у себя, но со временем они были вынуждены вернуть его ВВС. Сейчас НЛО находится в Зоне 51.

    Э.С.: Не могли бы Вы поделиться с нами любыми имеющимися у вас экзотическими технологиями или материалами, которыми вы, в свою очередь, поделились с УППОНИР?

    Р.Д.: Мне посчастливилось наблюдать тестирование чего-то, извлеченного при крушении НЛО в 1969 году. Объекта размером с большой мяч для софтбола. Он обладал очень, очень, очень странными энергиями. Как и в других случаях, его доставили в Институт для исследования. Думаю, он попал в… Видите ли, объект был извлечен в 1969 году; мы получили его в 1999 или 1998 году. Объект прошел через многие разные лаборатории, но никто так и не смог его понять. Никому не удалось понять, для чего он использовался или как он работает.

    Во-первых, исследователи выявили, что, если вы помещаете объект в минусовой холодильник, он нагревается. Если вы берете его и помещаете в термошкаф, он охлаждается. Его невозможно повредить. Объект испускал странные радиосигналы на разных длинах волн, спектр радиочастот. Ученые не могли понять, были ли эти сигналы… Пользовался ли объект сигналами для функционирования, или он функционировал именно так, или сигналы входили в него из внешнего источника, или сам объект посылал сигнал в какое-то другое место.

    Во-вторых, объект открывался. Средняя часть шара была гибкой. Сам шар серебряного цвета. Если вы смотрели на него, он выглядел просто как серебряный мяч. Тяжелый. Полагаю, весил где-то 2,7 — 3,6 кг. Когда вы клали его, он работал сам по себе, открывался. Вы никогда не видели в нем никаких складок, поэтому никто не знал, как он работает. Внутри не было никакого источника энергии, которого исследователи могли бы определить. Они пользовались всеми видами разных методов, чтобы заглянуть в объект: рентгеновскими лучами и, уверен, электронными микроскопами.

    Я просто строю предположения, я не уверен, как они это делали, но они пытались заглянуть внутрь, чтобы определить, были ли в нем батарейки или какая-то другая электрическая система, пользовавшаяся внешней атмосферой. Один из ученых предполагал, что было что-то, с чем мы экспериментировали, извлекали водород из атмосферы и помещали его в некий вид батареи. Я не знаю всю вовлеченную в это технику. Возможно, ученые думали, что именно так все и происходит.

    Наконец, исследователи пришли к выводу, что мы думаем в наших терминах, в соответствии с нашим образованием и с тем, что узнавали годами, и пытаемся применить к шару нашу технологию. Однако шар был сделан не на Земле, а создан посредством инопланетной технологии, поэтому мы не понимаем, что это такое. Во-первых, мы не знаем, как он функционирует. Во-вторых, мы даже не знаем, для чего он использовался. Его обнаружили в корабле в 1969 году в Неваде.

    Повторяю, мы не знаем для чего он использовался. Знаем только, что шар что-то делает. Что-то контролирует? Какой-то контрольный механизм? Ведь самого корабля там не было. У исследователей не было самого корабля. Один из ученых, очень умный человек, который и по сей день работает в Лос-Аламосе, предложил: “Знаете что, нам нужно поместить шар в корабль. Возможно, тогда мы поймем, что это такое”. Не знаю, поступили ли они так или нет, поскольку я присутствовал там только в период экспериментов, 5 или 6 дней. Я точно не уверен, сколько все длилось. Ну, самое большее неделю. Наблюдение за всем тем, что делалось.

    Я имею в виду, я тихонечко сидел сзади и наблюдал. Консенсус был таков: “Мы собираемся получить поддержку – там присутствовали представители УППОНИР – взять шар и отвезти его туда, где находится корабль, возможно в Зону 51, и связать его с кораблем”. Это происходило в 1990-х годах. “Тогда мы и решим, что делать с шаром”. Поступили ли они так или нет, я никогда не слышал. Уверен, что они так и сделали, но меня никогда в это не посвящали.

    Э.С.: Как называлось крушение 1969 года в Неваде?

    Р.Д.: Ну, это одно из крушений, о которых я никогда не слышал. Место крушения возле Хоторна, штат Невада. Полагаю, там находилась военная база. Армейский склад или что-то в этом роде.

    Также это недалеко от авиабазы Феллон. В той стороне. Полагаю, в северо-западной части штата Невада. Именно там извлекли корабль. Я знал об этом лишь немного, поскольку, когда люди из УППОНИР и другие находившиеся там сотрудники начинали говорить об этом, они упоминали Хоторн. И все годы работы в разведке, на протяжение 10-ти лет, когда я занимался событиями и инцидентами с НЛО, я никогда не слышал о том случае. Поэтому все, что мне было известно, это что возле Хоторна произошло крушение. Военные извлекли корабль. Нашли тот шар, энергетическое устройство, или что бы это ни было. По прошествии многих лет, с 1969 года, 20 лет спустя ученые так и не знают, что это такое. Так и не знают.

    Э.С.: Они все еще не определили, из какого материала сделан шар и как он работает?

    Р.Д.: Нет-нет. Хотя, знаете, с того времени прошло ведь уже 20 лет. Просто я не в курсе.

    Э.С.: Какие изучались другие объекты?

    Р.Д.: Был извлечен цилиндр, длиной 45 см, металлический твердый цилиндр. Внутри находились мелкие движущиеся части. И вновь, нам позволили посмотреть на него и попытаться понять, для чего он мог использоваться. Я имею в виду, что в связи с ним высказывалось множество предположений: переводчик, некий вид системы оружия, возможно, электрошоковый пистолет, в общем высказывалось множество разных версий.

    Э.С.: Откуда вы получили цилиндр?

    Р.Д.: Кто-то принес его в лабораторию. Это все, что я могу сказать. Кто-то принес цилиндр и сказал: “Выясните, что это”. Мы не знали… Я не знаю, откуда он взялся, и как долго правительство им владело. Мы провели много времени, не я, а ученые… Они провели много времени, пытаясь выяснить, что это. По существу, я находился в маленьком самолете. Вместе с цилиндром мы возвращались в Лос-Аламос. В Лос-Аламосе мы провели целую ночь, вернули цилиндр людям в Лос-Аламосе, не в Научную Лабораторию ВВС, а в другое подразделение в Лос-Аламосе. Знаете, они просто пожимали плечами и говорили: “Мы не знаем, что это. Мы положим цилиндр на полку и лет через пять его вытащим. Возможно, к тому времени наша технология продвинется настолько, чтобы понять, что это”.

    Э.С.: То есть, они не смогли обнаружить никакие уникальные характеристики цилиндра, да и саму его уникальность? Это просто что-то, что мы заполучили, не узнали, что это, и положили на полку 

    Р.Д.: Ну, подобно другим устройствам, цилиндр просто испускал частоты, и, казалось, обладал своим собственным умом.  Он функционировал, включаясь и выключаясь без какого-либо внешнего влияния, без манипуляций с нашей стороны. Загадка в том, что в то время у нас уже были хорошие батареи, но не было ничего, что могло бы оставаться заряженным так долго, как цилиндр. Исследователи не могли понять. Они не могли постичь, как именно цилиндр генерирует частоты.

    Знаете, мы могли генерировать частоты посредством частотного генератора, собирать радиопередатчики и тому подобное. Ученые не могли понять, как цилиндр мог создавать частоты, которые они могли отслеживать и измерять. Могли-то могли, но исследователям не удавалось выяснить, как именно генерировались частоты. Когда вы что-то даете ученому, и он не может понять, что это, он очень сильно расстраивается. Знаете, нам следовало понять и выяснить, что это, но наша технология недостаточно продвинутая.

    Э.С.: Ну, иногда им приходится быть сдержанными, поскольку опять же иногда они и не смогут понять, пока технология… пока мы не поднимемся до того уровня сознания и технологии, когда судебная медицина с жертвами убийц… В общем, иногда требуется 20-30 лет, чтобы выяснить, кто реально это сделал. Я сталкивался со многим таким в случаях артефактов инопланетного происхождения.

    УППОНИР приобрел артефакт у фермера в Южной Дакоте. Расскажите об этом немного. По имеющимся сведениям, это было энергетическое устройство.

    Р.Д.: Да, ну, я не уверен, был ли это УППОНИР, который… Полагаю, возможно, деньги УППОНИР, но реально финансировала другая компания. Устройство отослали в лабораторию, и там обнаружились кое-какие уникальные характеристики. Я имею в виду, штука была… Мы не знаем, когда она была реально изготовлена, но в доме фермера она пролежала около 20 лет. Она все еще функционирует. Исследователи анализировали ее, чтобы определить вовлеченные частоты.

    В лаборатории они пользовались штукой для обеспечения энергией разных устройств. Начиная со светового карандаша и кончая… Я имею в виду, в лаборатории ученые разработали установку… Я не уверен в том, какое именно напряжение им требовалось, но эта штука, небольшое устройство, могло обеспечивать энергией все, то есть предоставлять надлежащее напряжение, силу тока и мощность разным устройствам, разным системам освещения, а также силовому генератору. Штука снабжала энергией генератор очень долгое время. Ученые даже выходили и заводили автомобиль, не отсоединяя батарею. Им пришлось попотеть, чтобы найти коннекторы на том энергетическом устройстве.

    Э.С.: Начать с того, как исследователи вообще узнали, что это энергетическое устройство?

    Р.Д.: Ну, в 1947 году на месте крушения в Короне они обнаружили что-то из плексигласа. Сначала они подумали, что это окно. Это кое-что было установлено… О, это очень интересная история. Ученые положили штуку на полку, поскольку подумали, что это просто окно, окно из чего-то похожего на плексиглас. Прошло много лет; сотрудники в Лос-Аламосе, ученые достали штуку. Им захотелось посмотреть в нее, чтобы увидеть, из какого вида стекла, плексигласа или материала она сделана.

    Когда в нее заглянул один из ученых, он увидел, что внутри что-то двигается. Он был потрясен. А затем они начали проводить реально продвинутое исследование. Конечно, это было в 1960-х годах; тогда происходило не так уж много продвижения, но исследователи определили, что внутри движется что-то, похожее на маленькие пузырьки…

    Э.С.: Искорка, пузырек или…

    Р.Д.: Маленькие пузырьки. Они оказались камерами, маленькими камерами. И с помощью наилучшего микроскопа, который посчастливилось раздобыть, ученым удалось найти те маленькие камеры; и еще там что-то двигалось. Конечно, они не смогли определить, что там двигалось или почему. Тем более они не знали, для чего использовалась эта штука. Затем, позже, в 1970-х годах, кое-какие очень, очень умные люди задумались над тем, ведь для чего-то штука должна была использоваться. Они испытывали все виды разных вещей. Пропускали сквозь нее свет, лазерные лучи и все такое.

    Некоторые исследователи реально подсоединили ее к одному месту, проверяя гипотезу, что, возможно, штука генерирует электричество. И в точку, обнаружили, что это универсальное устройство. Его передавали во многие разные лаборатории. Анализировал его и Институт Перспективных Исследований (ИПИ) на предмет определения, что это. В результате появилась теория, что именно энергия нулевой точки вынуждает штуку производить энергию, с помощью которой она могла работать, функционировать.

    Э.С.: После получения всей собранной информации, что делал с этими сведениями УППОНИР? Кому-то они принесли пользу?

    Р.Д.: Ну, я даже не знаю, до конца ли поняли исследователи, как функционировало энергетическое устройство. Они знали, что оно работает. Они знали, что оно делает. Вот кое-что, что они предприняли: они поручили компаниям попытаться продублировать устройство, не пользуясь инопланетной технологией, а материалами, имеющимися здесь на Земле. Можем ли мы воспроизвести такое энергетическое устройство с материалами, имеющимися на Земле? Думаю, они пытаются сделать это и сегодня.

    Э.С.: В связи с УППОНИР, имелось ли что-то еще, чем Вам бы хотелось поделиться с нами, что-то, о чем Вы были осведомлены?

    Р.Д.: Ну, я имел доступ ко многим вещам, не обязательно… Для этого не обязательно работать в УППОНИР. Я никогда не работал с ним, но знаю, чем он занимается от внешнего агентства, связанного с УППОНИР и многими разными людьми в УППОНИР. Одним из видов деятельности, очень-очень важным и требующим много денег… Я уверен в том, откуда приходили деньги, от правительства; это деньги правительства. Они платили компаниям за попытки дублирования экзотической технологии. То был важный, важный, важный фактор в их существовании.

    Некоторые компании, особенно Motorola… У меня был хороший друг, работавший в той компании. Даже таким компаниям не говорят всего. Обычно первая реакция компании Motorola такова: “Ладно, мы попытаемся воспроизвести штуку, посылающую сигналы, но что это такое? Откуда оно взялось?” “Этого мы не можем вам сказать. Просто попытайтесь продублировать его”. Итак, к работе приступают эксперты в сфере коммуникации компании Motorola. Они выявляют все частоты и говорят: “Мы используем какую-то конкретную частоту для того-то и того-то. А обнаруженные частоты настолько экзотические, что мы никогда ими не пользовались. Должно быть, частоты спутника или еще чего-то. Мы не знаем, микроволновые ли это частоты или какие-то другие. Конечно, мы можем генерировать эти частоты, но для чего вы хотите ими пользоваться?”

    Даже УППОНИР не всегда знает, для чего используются подобные вещи. Поэтому как он может диктовать компании Motorola или любым другим компаниям: “Вот что мы хотим, чтобы вы сделали”. В общем, компании получают контракты, а я видел такой контакт, и работают над вещами, пытаясь воспроизвести их, используя нашу технологию, наши элементы. Иногда даже преуспевают, но никогда не дублируют экзотическую технологию. Абсолютно совершенную. Вот почему дубликаты никогда не работают очень хорошо, во всяком случае не так хорошо, как оригиналы.

    Э.С.: Возможно, у нас здесь нет тех материалов.

    Р.Д.: Да, у нас отсутствуют те материалы, которые исследовали иногда определяют. Например, смеси висмута с цинком или какие-то другие, иногда связанные с железом, легковесным железом. Как это работало? Знаете, я не технарь, поэтому не могу говорить… объяснить все, о чем мы говорим. В общем, у них много вопросов, намного больше, чем ответов.

    Э.С.: После личного взаимодействия со всеми артефактами, со всей собранной информацией и сведениями о том, что они инопланетного происхождения… Как все это влияет на Вас сегодня?

    Р.Д.: Мне бы хотелось быть ученым. Мне бы хотелось быть физиком. Мне бы хотелось быть полностью компетентным в данной сфере, понимать важность таких объектов для нашей технологии, и как мы могли бы их применять. Видите ли, я сижу и смотрю на вещи, не понимая ничего, и все же пытаясь понять, как они могли бы работать на благо нашей технологии. Я уверен, что так могло быть.

    Я имею в виду, что, если бы мы могли понимать извлеченные объекты, устройства, им бы нашлось применение в нашей технологии. Мы могли бы пользоваться более чистой энергией, что реально важно сейчас, и меньше ископаемым топливом. Мне бы хотелось, чтобы мы могли понимать их, или чтобы инопланетяне давали нам что-то, что мы способны понять, чем мы могли бы пользоваться, и что не вредило бы окружающей среде.

    Э.С.: Скучаете ли Вы по работе в тайных миссиях, связанных с инопланетянами?

    Р.Д.: Да. Еще как. У меня больше нет такого большого доступа, как раньше. Я имею в виду, я все еще связан с определенными офицерами разведки, и время от времени они подбрасывают мне лакомые кусочки здесь и там. Да, конечно, я скучаю.

    Э.С.: Как Вы думаете, сейчас любое трехбуквенное агентство или военные работают совместно с инопланетными существами?

    Р.Д.: В этом я практически уверен. У меня нет знания из первых рук. Я никогда не видел ничего засекреченного, констатирующего это. Но есть люди, работавшие в Зоне 51, которые сейчас выходят вперед. Говорят, что сейчас нам помогают Эба-2 или Эба-3, или личность под именем J-Rod. Последний – это инопланетное существо, обеспечивающее нас знанием, а также помогающее в попытках понять захваченные космические корабли, которые у нас есть и которые мы пытаемся обратно восстановить.

    Э.С.: Во время Вашей работы в этих проектах, видели ли Вы любую засекреченную технологию, выходящую в гражданский мир?

    Р.Д.: Да, не обязательно то, что видел я… Я имею в виду то, чем занимался Институт. Лично я больше на них не работаю. Там много запатентованных вещей, о которых я не могу говорить. Возможно, они послужили бы ответом на такие вопросы. Также имеется кое-что, особенно то, о чем в свое время говорил полковник Корсо. Вы смотрите на технологии, которые были у нас в 1950-х, 1960-х годах, и видите, что сегодня они здесь.

    Полагаю, кто-то помогал нам в продвижении нашей технологии. Думаю, инопланетяне. Таково мое личное знание. Я имею в виду, мое личное утверждение. Это не то, что я узнал во время моей карьеры в разведке. Это то, что я видел тогда, и что связано с моей жизнью прямо сейчас. Я просто не могу не верить, что инопланетная технология не помогала продвигать нашу технологию.  

    Э.С.: Рик, я согласен. Учитывая Ваш опыт в УППОНИР, видите ли Вы Раскрытие в нашем будущем, и когда оно могло бы произойти?

    Р.Д.: Ну, вопрос конечно сложный, поскольку я знаю, как действуют военные. Я не знаю, сколько секретов они хранят и что делали с 1970-х — 1980-х годов. Тогда я уже с ними не работал. Знаю одно: они в теме, знают, что происходило в прошлом, владеют технологией и всей информацией, но не собираются ею делиться. Получение сведений от военных и разведывательного сообщества и передача их американской или мировой общественности были бы делом, мягко говоря, довольно сложным.

    И все же, считаю, что некий вид раскрытия произойдет. Многие люди работают над этим. Например, когда-то я встречался с великим человеком, Гарри Ридом. Он был Сенатором из Невады. Так вот, он пытался много-много раз.

    Но несмотря на то, что в то время он был лидером большинства в Сенате США от Демократической партии, ему не удалось добиться многого. Он знал, что здесь что-то есть.

    Еще одним был Джон Маккейн. Он тоже пытался. Его посвятили в тему много лет назад. Он знал кое-что, что пытался привнести в гражданский мир. Также вы можете вернуться назад к Барри Голдуотеру.

    Он был генералом ВВС и Сенатором. Даже баллотировался в президенты. Голдуотер много знал. Его посвящали во все. Он пытался выйти публично с этой информацией, но его быстро заткнули. В общем, вот так действуют военные. Вытянуть из них сведения, это все равно, что вырвать зуб у бешеной собаки.

    Э.С.: Да, почти безнадежно.

    Р.Д.: Вы правы.

    Э.С.: Рик, после всего, через что Вы прошли в засекреченном мире, что Вы об этом думаете? Верите ли Вы в то, что у нас имеется и вовсю действует ТКП?

    Р.Д.: Я знал о ТКП, но единственные сведения, к которым я имел доступ, это то, что у нас имеются зонды в дальнем космосе. С помощью челноков мы всего лишь запускали зонды в дальний космос, чтобы наблюдать за кометами и астероидами, за нашей Солнечной системой, чтобы не допустить возможного вторжения. Вот во что был посвящен Президент Рейган. Вот почему была активирована программа Стратегическая Оборонная Инициатива (СОИ).

    Ее пытались ввести в систему, поскольку мы боялись, мы знали о враждебном намерении     инопланетных рас. Наилучшая оборона – это удаленная оборона. Чем на большем расстоянии вы сможете отследить приближающееся что-то, тем лучше вы будете готовы. Об этом я знал. Что же касается нашей способности летать на другую планету и вести войну с другой расой инопланетян, в эту программу меня никогда не посвящали, даже когда я работал в разведсообществе. Однако с тех пор, как я вышел в отставку, я узнал намного больше, особенно от кое-каких высокопоставленных людей в разведке – некоторые из них уже в отставке – они рассказывали, что ТКП реально существует.

    Э.С.: Разве не странно, что когда мы откажемся от раздробленных программ, мы узнаем намного больше, чем когда они действовали?

    Р.Д.: Вы правы. Мы были структурированы и дисциплинированны, чтобы придерживаться раздробленности, подписки о неразглашении, которую мы давали. И прежде, чем… Просто в качестве примера: когда я работал в Зоне 51, там были 4 агента УСР и начальник. Ни один из нас не знал, чем занимается другой. Когда я рассказывал об этом обывателям, они мне не верили. Но именно так работает раздробленность. Прямо как система Акт о Свободе Информации (АСИ).

    АСИ работает в противоположном направлении. Если правительство не хочет, чтобы вы имели что-то, что вы запрашивали через АСИ, вы никогда это не получите. Люди, дилетанты думают, что, если они направляют запрос в АСИ, они получат ответ. И если не получают, значит информации просто не существует. “Вы лжете. Сведений не существует. Я направлял запрос в АСИ”. А затем вам объясняют, что реально означает Раздел V Кодекса США, то есть АСИ. Согласно ему, они могут изымать все, что хотят. В Кодексе США ничего не говорится о том, что они обязаны что-то вам предоставлять.

    Они будут рассматривать запросы. Происходит буквально следующее: вы работаете в секретном офисе, вы получаете запросы. Потом обращаетесь к администратору, знающему парню, чтобы спросить: “Здесь что-то есть?” “Нет, ничего”. Потом вы поднимаетесь к себе и посылаете письмо запрашивающей стороне, в котором говорится, что у них ничего нет. Или, что они не могут ни подтвердить, ни опровергнуть наличие информации, или что она засекречена.

    Э.С.: Через что Вы проходили лично.

    Р.Д.: Да, я лично проходил через это много раз.

    Э.С.: При наличии в УППОНИР такой высокой технологии, некоторые люди высказывают предположение о мнимом “инопланетном вторжении”, операции под ложным флагом, нападении инопланетян.

    Р.Д.: Ну, я слышал об этом. Полагаю, кое-что может быть правдой; таково мое личное мнение. Но имеется и кое-что еще. Несколько лет назад в Пентагоне был написан документ. Много лет назад, еще во времена холодной войны. В нем говорилось именно об этом, говорилось о вероятности предпринять то-то или то-то. Среди прочего обсуждалось вторжение под ложным флагом. Или какова производная… Что если бы мы столкнулись с тем, что приняли бы за вторжение русских или Советов, а на самом деле то было вторжение инопланетяне? Или наоборот, что, если бы на нас напали инопланетяне, позиционирующие себя как русские? Как бы мы справились со всем этим?

    Поэтому и существуют военные планы, — планы, противостояния всему. Пентагон разрабатывает планы для всего. Инопланетное вторжение, да что угодно, у них имеется план для всего. Поверьте мне. Есть много-много людей, которые… Я имею в виду, что об этом даже была написана книга. Лично я не знаю. Я могу лишь высказывать свое мнение. Полагаю, озабоченность обоснована; такое может произойти.

    Э.С.: Ричард, и вновь потрясающая информация об УППОНИР и Ваших опытах. Спасибо за участие в программе.

    Р.Д.: Спасибо. Эмери, здорово быть здесь.

    Э.С.: Я – Эмери Смит; это программа Космическое Раскрытие. До следующей встречи.

    источник

    Besucherzahler ukrain women