Ноябрь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30  
Свежие комментарии

    Песни и стихи Владимира Высоцкого с «того света» от контактеров

    Несколько лет назад в России небольшим тиражом вышел сборник так называемых посмертных стихов Владимира Высоцкого «Послесловие». Больше 300 стихотворений были записаны разными людьми якобы под диктовку его фирменного хриплого голоса. До этого почти никто из этих людей не писал стихов. Всё, что диктовал им великий бард, контактёры просто автоматически переносили на бумагу…

    В этом году мне, наконец, стали доступны так называемые послесмертные стихи Высоцкого. Они были приняты медиумным способом москвичкой Верой Владимировной Зражевской в промежутке с января 1982 по январь 1998 года.

    Эта история началась через полгода после смерти Владимира Высоцкого. В ночь с 14 на 15 января 1981 года пожилая москвичка Вера Владимировна Зражевская, чиновница системы профтехобразования, возвращалась поездом Пермь — Москва из командировки, проинспектировав очередное училище. В ту ночь она заперла дверь купе, в котором ехала одна, потушила свет и заснула. Разбудил Веру Владимировну стук. По словам женщины, дверь неожиданно отворилась, загорелся свет и в купе вошёл… Высоцкий с гитарой в руках. «Наконец-то я тебя нашёл!» — сказал Владимир Семёнович и присел рядом. По словам Зражевской, бард спел ей две незнакомые песни, а потом исчез так же внезапно, как и появился. Но после этого, по словам Зражевской, Высоцкий стал являться ей постоянно. Иногда она видела поэта во сне, когда он просил о помощи, иногда наяву слышала его хриплый голос. «Это могло произойти где угодно, — рассказывала Вера Зражевская. — Сперва я начинала чувствовать какие-то вибрации и шумок, а потом слышала знакомый голос: «Бери карандаш и записывай!». Я записывала, не разбирая смысла слов. Понимала его, только лишь прочитав текст:

    Мотаясь меж звездами взад и назад,
    я руки тяну к Земле.
    Пока еще близко, пока еще взгляд
    прикован, привязан к тебе.
    Что далее будет, неведомо мне,
    пока же – огни… огни…
    Мы в этих лучах, как и на Земле
    мгновенья, но будем одни.
    Ночь с 14 на 15 января 1982

    С тех пор было начитано более трехсот стихотворений, которые Вера Владимировна печатала потом на своей пишущей машинке, показывая друзьям только отдельные фрагменты этих стихов.
    Надо сказать, что по жизни она не была поклонницей творчества Высоцкого, и более того, ее раздражало его хриплое пение, которое звучало из магнитофона ее сына Юрия.

    При жизни Веры Зражевской удивительные стихи, продиктованные ей свыше, публиковались в журнале «Работница» и в газете «Страж Балтики». А после её смерти наследники отдали все рукописи питерскому экстрасенсу Анатолию Мартынову, который в 2008 году издал их отдельной книгой.

    Как выяснилось, Вера Зражевская была не единственным человеком, который слышал голос Высоцкого и записывал под его диктовку стихи. Одним из таких контактёров была, например, болгарка Татьяна Георгиева, которая работала редактором на телевидении в Софии. В отличие от Зражевской, эта женщина сама никогда не писала стихов, да и русский язык знала не очень хорошо. По словам Татьяны, однажды она просто услышала «деликатный, но настойчивый голос поэта», который начал диктовать ей стихи. А она стала автоматически воспроизводить их на бумаге:

    «Мне от слова «покой» просто пахло покойником.
    Я понятье «покой» наотрез отрицал.
    Если день проходил равномерно, спокойненько,
    Значит — не было дня, я считал…»

    По словам Георгиевой, — Высоцкий тактично исправлял её ошибки, подсказывал, где какой знак препинания поставить, где начинать с новой строки. А когда она жаловалась, что ей трудно писать по-русски, поэт начинал диктовать по-болгарски. Сеансы связи с Высоцким длились в течение года…

    Имя ещё одного контактёра неизвестно. Сохранилось лишь длинное стихотворение, записанное им якобы под диктовку Высоцкого в июле 1981 года. Это такая юмористическая сказка про леших и домовых. Жительница Санкт-Петербурга Виктория в 1994 году тоже проснулась среди ночи и похолодела от страха. Выключенный телевизор работал! На экране мелькали красивые города и пейзажи, а время от времени возникало… улыбающееся лицо Высоцкого! После этого, по словам Виктории, она стала слышать и его голос. Однажды, например, поэт попросил её изменить слова в его знаменитой песне «Если друг оказался вдруг»: «Парня в горы тяни, рискни…».

    Поэт просил впредь исполнять эту песню так:
    «Парня к Богу скорей веди, не бросай одного его…».
    И дальше: «Ты его не брани — веди. Верь, что боги его спасут, о таких запоют…».
    — Нужны ли тебе теперь стихи? — спросила однажды Вера Владимировна
    — Нет. Они теперь просто — материальные следы наших встреч, — ответил Высоцкий.

    Сначала его послесмертные стихи походили на тексты того Высоцкого, которого мы знаем:

    Я выбирал друзей не тех, не тех, не тех.
    Искал любви большой не там, не там, не там.
    Как горек был всегда мой смех, мой смех,
    как светлый помысел летел к чертям, к чертям, к чертям….
    и т.д.
    24 ноября 1982 года.

    Такого и при жизни было много, и лучше качеством…
    Потом стихи набрали такой внутренний подтекст и накал, что я читал их как откровение. И в них описана дальнейшая его биография, трансформации, послушание, борьба, желания, события планетарного значения.
    Пока — просто почитайте немного россыпью:

    Над звездным пологом к тебе шагаю.
    Созвездье — шаг, так тороплюсь.
    Дойду ли вовремя, пока не знаю,
    но без застолья я не обойдусь.
    Ваши минуты летят словно звезды,
    скорость моя ни на что не похожа.
    Коль не успею, приду, хоть и поздно —
    я ведь не просто случайный прохожий.
    На сутки раньше встречаем День Ваш.
    Я был отпущен на праздник личный,
    Но… так сложилось….
    прервалась передача в 9 часов в Новый год.
    Пришел конец 1989 года.

    Говорят, ты сейчас на планете Троя?
    Планеты Трои не существует.
    Есть нечто в пересеченье сфер —
    сосредоточенье надежд и вер.
    О чем же говорите всуе?
    Где, как и что? — для вас неважно,
    не стройте домыслов и схем.
    Тот Центр повелевает всем
    и группирует нас отважных.
    В последней битве за землян
    нас здесь (от этих дней до оных)
    собрали в целях оборонных
    и для принятия всех ран.
    Земли надежна оборона,
    а для землян — пока вопрос.
    Но круг спасительный понес
    им флот с созвездья Ориона
    .

    10 марта 1990

    Я напугал тебя? Не так уж это страшно.
    Пока кометы нет и нет Потопа.
    Как уберется зло, уже не важно,
    но красный конь по небесам протопал.
    Русь будет жить! Всю пену волны смоют…
    [6 строк пропускаю]
    …грядущее для вас окажется хорошим.
    16 ноября 1990

    Примечание:
    Высоцкий здесь указывает, что мы живем в эпоху Рыжего Всадника в терминологии «Апокалипсиса».

    Трудно идти?
    Нет, сегодня легко. В эти Светлые дни
    все дороги очищены пламенем душ.
    И молитв и крещений большие огни,
    как оркестры играют нам встречный туш.
    В Сферах лег относительный, но покой.
    Прорываться не надо с боями сквозь тьму.
    Я шагнул, и вот – «Здравствуй» — уже с тобой
    и дышу здесь легко и тебя обниму.
    Мы не будем сегодня спешить на Бал,
    танцевать среди роз, появившись на свет.
    Подниму я, как прежде, вина бокал.
    И раскрою тебе небольшой секрет.
    Завтра День мой. Поздравь меня ты с ним,
    а пока посидим, помолчим, поглядим…
    14 января 1994
    Примечание. Про его День — в следующей части сериала.

    Бушуют волны, бушует море,
    Бушуют страсти, бушует горе…
    Я не бушую больше.
    Горит снегами Земля родная,
    Поют там птицы, плачут земляне…
    Грущу порою, жизнь вспоминая.
    Хочу вернуться, тяну к вам длани,
    Но – не бушую больше!
    15 января 1994

    Я уже голубой, я почти что Огненный.
    В яви приходить нельзя – опалить боюсь.
    Рядом я, но отгорожен гор больших отрогами.
    И, доканчивая путь, всё еще учусь.
    Не сердись, улыбнись.
    Верь в меня, и спать ложись!
    15 января 1994

    Я в ашраме дальнем-дальнем,
    Связан словом. Не своим.
    Ну, не будь такой печальной –
    всё же в снах поговорим.
    Я прийти уже не смею,
    только мысль пошлю свою.
    Мой Восход уже алеет,
    я закон не преступлю.
    Помнить можно. Мысли – тоже.
    Мысли обреки в слова,
    И поймешь, на что похожа
    к дальним подступам тропа.
    Легче мне прийти негласно –
    Звук земной отбросим прочь.
    Если б ты была согласна
    провести со мною ночь!
    Встретиться вдали, у Неба,
    где вибраций нет земных…
    Я давным-давно уж не был
    в чувствах и словах иных.
    Кроме мысли, кроме света,
    кроме дела и борьбы
    ничего со мною нету,
    даже простенькой ходьбы.
    Что зовется человечным —
    отодвинулось давно.
    Знай, всё это — не навечно:
    будет, будет нам окно!
    14 января 1995

    Спасибо, что дала через себя смотреть!
    Я принимал, как ты, и я с тобой согласен.
    Не мало «пряников», хоть где-то есть и плеть.
    Так было, так должно. Им путь мой «ясен».
    Мы с Бродским вместе здесь. Я далее шагнул,
    теперь ему дорогу освещаю.
    Он во плоти, поболее загнул.
    Я помогу ему, я обещаю!
    25 января 1998 года

    Примечание:
    Высоцкий и Бродский встречались в земной жизни летом 1976 и 1977 в Нью-Йорке и признали друг в друге поэтов.

    25 января 1998 года, в день шестидесятилетия со дня рождения Владимира Семеновича, было передано пять стихов: три важных и два — специальные ласковые слова для Веры Владимировны. И на этом связь закончилась.
    Когда Вера Владимировна умерла, ее сын Юра отсканировал все листки ее тетрадей и передал их Мартынову. Тот «мариновал» их еще три года, пока не расшифровал сканы и не издал книгу в 2008 году ограниченным тиражом порядка тысячи экземпляров.
    В октябре 2007 года я предлагал ему свою помощь в расшифровке. Но в декабре того же года понял, что он не отпустит от себя запись, пока сам не опубликует.
    Книгу еще сама Вера Владимировна банально назвала «Послесловие».
    А собственно Зражевская, которая принимала эту книгу, оказалась адресатом многих стихов. В том числе такого:

    Почему я во всём «девочка — наоборот?»
    Что гороскоп? Землянам он подходит.
    Ты ж создана в другом пути созвездий.
    И солнце там своё (их даже два там),
    и вовсе не похожий на здешний каждый атом…
    И родину твою едва наш взгляд находит,
    но близок путь к Земле сквозь сверстанную бездну,
    ты рождена три сотни раз на этой вот планете,
    ее считаешь ты своею колыбелью.
    Ты здесь живешь, и в этот ритм вошла ты,
    и прячешь ты тельняшку под бушлатом.
    Но суть твоя живет нездешним летом,
    и не зимой навязчивой печалью.
    Когда-нибудь уйдешь в знакомых волнах
    к системе пары звезд в созвездье Ориона.

    То есть контактерша большую часть воплощений проходила на той своей планете, где (об этом говорится в другом стихе) тысячу лет рождалась, чтобы биться в латах. Так что не простой женщиной оказалась Вера Владимировна. И Высоцкий был ее уже третий контакт с тем светом.

    ПРО ПЛАНЕТЫ

    Хотя Владимиром Семеновичем и пелось при жизни «мне судьба до последней черты, до креста, спорить до хрипоты, а за ней немота», он нашел способ говорить и «оттуда».

    Сомнений в подлинности стихов с того света у меня не случилось. В восьмидесятые я разбирал фотокопии рукописей Высоцкого — глаз давно намётан — вот и здесь везде чувствовал его привычную интонацию…
    Высоцкий умер в лунное затмение. А люди, умирающие в затмение – фаталисты (помните соответствующую главу в «Герое нашего времени»?). Они как бы настроены на то, чтобы жизнь их окончилась. Высоцкий в интервью пятигорскому телевидению нарвался на журналистский штамп «Какой вопрос вы бы хотели задать сами себе?».
    Его ответ: «Сколько дней, месяцев, лет мне осталось».
    Тут и Маяковского можно вспомнить, который ушел из жизни в лунное затмение. Еще в самиздате до перестройки читал всякие исследования, что гибель Маяковского была убийством.
    Но вот что пишет Высоцкий:

    Я был знаменит во плоти, и не раз.
    Но здесь — знаменитость иная.
    Здесь я — весь во мне, здесь я — напоказ,
    здесь я — тетива тугая…

    Я сжег полсудьбы. А что будет потом?
    Увидим. Давай подождем!

    25 января 1998

    Художественное значение книжки оказалось не велико. Как-то сразу врезалось в память сравнение про то, что Земля летит «на одном крыле». А так…
    Зато информация, полученная оттуда, оказалась, на мой взгляд, крайне ценной. Общая тема книги — за смертельной чертой «душа не праздна». Там она вкалывает поболее, чем во плоти.
    Впрочем, самый изумительный вывод, который можно сделать из этих стихов — то, что Высоцкий — не самая выдающаяся его инкарнация. И что было у него более знаменитое воплощение, превосходящее последнюю жизнь и по творческой реализации.

    Все планетные зарисовки были продиктованы за один сеанс связи 8 апреля 1985. И с точки зрения эзотерика — зарисовки эти очень остры.

    Венера

    Хоть аппараты к ней давно уже летают,
    таинственность она не скоро потеряет.
    А уж откроется когда, — тогда держись!
    Зальет, как половодье, нашу жизнь.
    Невинность — не таинственность, но всё же
    одна с другой до странности похожа.

    Уран

    Его Ураном зовут напрасно.
    И облик этот совсем не страшен.
    Он чист, как утро, в нем всё прекрасно.
    Он полон сил и, как Бог, отважен.

    Луна

    Красива и двулична.
    Всё смотрит за порог.
    Люби ты не «яичко»,
    а только малый рог.

    Сатурн

    Великан, добряк, трудяга.
    Всё на нём. Всё на нём!
    Мы еще к нему придем,
    светом ярким полыхнем,
    к нему, как к Солнцу, будет тяга.

    Юпитер

    Огонь, сжигающий всё злобное, пустое,
    он формирует за своей спиной
    тот факел, что пока что на постое,
    но скоро полыхнет он радугой земной.

    Нептун

    О нем еще я ничего не знаю.
    Загадка он для всех, не только для меня —
    от мысли ищущей он уплывает,
    бесформенностью сути всех дразня.

    Меркурий

    Он руки распростер по всей земной орбите,
    но он не любит нас. Он на живых в обиде.

    Марс

    Он родина наша и наша могила.
    Дремлет в нем наша древняя славная сила.
    А как срок пройдет, разобьет он оковы,
    и сольется с землянами снова.

    Земля

    Вселенной любимая младшая дочь
    из дома ушла, заблудилась.
    Ее закружила кромешная ночь,
    головка ее закружилась…
    Но скоро, ах, скоро вернется она,
    проснувшись однажды от страшного сна.

    Плутон

    Здесь названье очень точно —
    плут и каверзник сей муж.
    Он не знает дня и ночи,
    он капризничает очень
    и на выверты он дюж.

    13 марта 1995 года Высоцкий передает стихотворение, которое можно интерпретировать и как известие о том, что в следующий раз он воплотится не на Земле.

    Я причину узнал, не принять не могу
    даже мысли, что больше не буду
    ни в воде голубой, ни в зеленом лугу…
    И когда-то о них я забуду.
    Есть соломка надежды, не пробил час!
    Мы растянем в пространстве время.
    Ну а может?! А вдруг?! Только не сейчас!
    А потом, может — сбросится бремя.
    Я качаю в руках голубой еще шар.
    Хоть на четверть и залитый кровью.
    Ведь шагает к нему завселенский пожар,
    полыхая любовью.
    Не обязательно верно мое предположение, возможно, это стихотворение — просто тревога за жизнь голубой планеты Земля.

    Запомни: число 15 — всегда
    моё, при любом значении.
    Неважно — туда я иду иль сюда,
    найдут меня поздравления.
    25 июля 1995 года

    НУМЕРОЛОГИЧЕСКАЯ ОТГАДКА:

    «Владимир Семенович Высоцкий» имеет полное число — 96, вибрирующее (окончательное) число — 15. Впрочем, можно превратить число 15 и в совсем простое число 6 (1+5). Такое же число 6 имеет в конечном счете и «Jean Baptiste Poquelin» — настоящие имя-фамилия Мольера.

    К чему это я? А вот к чему.
    Центральным стихотворением послесмертного Высоцкого видится следующий стих:

    Из многих тысяч дней моих рождений,
    из миллионов праздников моих,
    из всех шагов к ступеням просветленья
    был День Один, зачавший во мне стих.
    Когда родившись не больным, не хилым,
    я рос потом у мира на виду
    и, наливаясь, небывалой силой,
    почувствовал: всё знаю, всё могу!
    Я испытал невиданное счастье,
    я пережил все муки на Земле,
    к травинке полон был участья,
    и тварь живая поклонялась мне.
    Всю жизнь потом творил, работал рьяно,
    и светел стал, о слове говоря.
    Зарубцевал на карме я все раны…
    придя пятнадцатого января.
    Из многих тысяч дней моих рождений
    лишь этот день я праздную теперь,
    лишь он открыл мне символ вожделений —
    Святую Дверь!
    15 января 1992

    Ритм — почти как у стиха «Мой Гамлет» и… 15-е число. Опять 15! Собственно, выбор литераторов, оставивших большое литературное наследие (а в одном из стихов создание такого наследия называется «сизифовым трудом», так как читатели столько не могли оценить и просто пропустить через себя), а также родившихся 15 января и не совпавших с жизнью Владимира Высоцкого, не велик. И ответ — Мольер. Эту догадку помогла мне сделать знакомая барышня.

    Есть и послесмертный стих Высоцкого, где говорится, что в реикарнациях сохраняются неизменными только глаза:

    Какими б ни были тела у вновь рожденных,
    глаза останутся едиными навек.
    По ним суди — малец иль посвященный
    перед тобой встающий человек.
    Глаза одни живут во всем движенье,
    в портретах, в снах и памяти людей.
    Когда ты в разговоре иль моленье
    к ним обращаешься. И нет пути прямей.
    И если я пришел не полным ликом,
    а лишь глазами встретился с тобой,
    то значит — всей душой к тебе приник я,
    то значит — я пока еще живой!
    Не даром так остра вдруг радость встречи.
    Держи её, не спрячь, не притуши.
    Благослови тот данный поздний вечер,
    глаза и впрямь ведь зеркало души!
    13 июля 1993

    Тем не менее у Мольера и Высоцкого похожи не только глаза, но и вообще внешнее сходство.
    А еще у них похожа одна астрологическая характеристика, определяющая работу со словом, точнее — литературную работу со словом.
    И у Мольера, и у Высоцкого — Меркурий в Козероге. А что это значит?
    Считается, что литературой в первую очередь заведует Меркурий, обозначающий владение языком, а помогает ему впечатлительность Луны, позволяющая накопить эмоциональные переживания, и ограничивающее влияние Сатурна, который способствует тому, чтобы словесное творчество выражалось не в непосредственном общении (читай — болтовне), а в литературных формах. Сочетание этих планет дает писательские способности.

    У Мольера Луна — в Рыбах, у Высоцкого — в Скорпионе. Луна в водных знаках — это впечатлительность по любому. Но мы ведем речь не про Луну, а про Меркурий, а он у них у обоих — в Козероге. А это означает рубленность фраз: «Мне судьба до последней черты, до креста, спорить до хрипоты, а за ней немота, убеждать и доказывать с пеной у рта, что не тот это вовсе, не те и не та».

    Такие фразы запоминаются, что характерно для Козерога. Писатель с Меркурием в Козероге как будто чеканит слова. Его фразы как будто впечатываются. У Мандельштама Меркурий в Козероге и Солнце в Козероге. У Мольера Меркурий в Козероге и Солнце в Козероге. Оба родились 15 января, но Мандельштам для нашего исследования абсолютно не подходит как версия, хотя бы уже потому, что в день рожденья Высоцкого Осип был еще жив.
    Высоцкий по знаку Водолей. Стало быть, у его Меркурия могло быть три варианта: в Козероге, в Водолее или в Рыбах. Но у него получился Меркурий в Козероге, которому свойственна разумность.

    Да, и вот что самое главное — большинство стихов надиктовано 15 января в разные годы, включая первый сеанс связи. За то, что, родившись 15 января, человек выполнил свое предназначение, ему в этот день много позволено. Об этом есть и прямая речь, но я в этот раз не цитирую для краткости.
    Высоцкий никогда не играл в пьесах Мольера, хотя Таганка с успехом ставила «Тартюфа».

    Говорят, что и сейчас, когда прошло уже больше 30 лет после смерти Высоцкого, люди продолжают слышать его голос. Письма и стихи от контактёров до сих пор получает сын Высоцкого — Никита и бывшая жена поэта — Людмила Абрамова. Все они хранятся сейчас в музее Высоцкого на Таганке.

    Источник

    Besucherzahler ukrain women