Ноябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  
Свежие комментарии

    Теории происхождения человека от обезьяны больше не существует.

    «Теория»/гипотеза происхождения человека от обезьяны

    Лучше всего суть теории/гипотезы изложена в легендах Юго-Восточной Азии. Так, представители индийского племени джайваст полагают, что происходят от бога-обезьяны Ханумана. В качестве «доказательства» индусы указывают на то, что у их князей сохранились более длинные позвоночники с отростками, похожими на хвост, с которым обычно изображался Хануман – герой эпической мифологии «Рамаяна».

    Тибетцы ведут свое происхождение от двух необыкновенных обезьян, направленных для заселения царства снегов. Обезьяны научились пахать и сеять хлеб, но от непосильного труда все облезли. Ну и хвосты, само собой, тоже отсохли. Вот так и появился человек — тютелька в тютельку по Марксу.

    Все эти сказки, вероятно, так и остались бы забавными мифами, если бы не граф де Бюффон Жорж-Луи Леклерк (1707-1788), французский натуралист, биолог, математик, естествоиспытатель и писатель, который с 1749 года по 1783 издал 24-томную энциклопедию «Естественная история». В ней граф и высказал предположение о том, что человек произошел от обезьяны.

    Подобная «теория» вызвала гнев у обывателей (книгу даже публично сожгли) и здоровый хохот зоологов — ибо все ученые прекрасно понимали бредовость подобной фантазии. Видимо, с тех пор в научной среде бытует шутка о том, что животный мир делится на две категории: четвероногих и четвероруких. А поскольку у человека две руки и две ноги, то его предком способно быть только кенгуру.
    В качестве серьезных возражений можно было назвать непреодолимые различия в строении внутренних органов, кожных покровов и скелета. В частности, строение стопы:

    Забавным отличием стопы человека и обезьяны является то, что эволюция способна сделать обезьянью ногу из человеческой — если человек станет больше лазить по деревьям, чем ходить, большой палец постепенно оттопырится и приобретет хватательные рефлексы. Но вот обратный процесс абсолютно невозможен. Не имея опорного пальца стопы, обезьяна не способна уверенно передвигаться по земле, постоянно «косолапит». И при попытке сменить образ жизни — будет неминуемо съедена в результате естественного отбора.

    Казалось бы, на этом рассказ об «обезьяньем казусе» можно было бы закончить — однако в историю вмешалась религия. XVIII век — эпоха вольнодумства и сокрушения устоев. Кому-то из бунтарей вздумалось сделать «человеко-обезьяну» символом нового, прогрессивного мировоззрения, и смешной фейк внезапно оказался базовым религиозным догматом борцов со старым миром. Сказку о происхождении человека от обезьяны активисты «прогресса» назвали «научной теорией» и ногами вколотили в школьные учебники, нимало не заботясь мнением ученых.
    Между тем время шло. Спустя век после скандала с публикацией теории о «человеко-обезьяне», в 1859 году выпускник Кембриджского христианского колледжа, англиканский священник Чарльз Дарвин опубликовал свою «Теорию происхождения видов». К обсуждаемому мифу она не имеет никакого отношения — кроме того, что с конца XIX века «обезьянщики» стали гордо именовать себя «дарвинистами».

    Только в XX веке биологами была, наконец, предпринята попытка определить предков человека с помощью научной методики, отринув религиозные догмы и опираясь только на теорию эволюции. Первым это сделал известный океанолог профессор Алистер Харди в 1929 году. Он рассуждал так: чтобы определить предка человека, нам нужно собрать морфологические признаки организма, систематизировать их и определить, к какой среде обитания приспособлено это животное, и каким признаками должно обладать существо, из которого это животное развилось.

    И он занялся систематизацией, проверяя орган за органом и следуя примерно таким путем:
    1) Нос. В носу есть рудиментарные мышцы, которые позволяют шевелить крыльями носа. Значит, предок человека имел полноценные мышцы, надежно закрывающие ноздри. Ни у кого из сухопутных животных таких приспособлений нет, зато они есть у всех животных, ведущих водный образ жизни: дельфинов, кашалотов, выдр, тюленей и т.д.

    2) Верхние дыхательные пути с очень низким ларингсом — уникальная черта вида гомо сапиенс. Ни у кого из сухопутных животных такого приспособления нет, зато оно есть у всех морских млекопитающих.
    3) Умение сознательно задерживать дыхание — аналогично.
    4) Повышенное содержание эритроцитов в крови — аналогично.
    5) Голая кожа — аналогично.
    6) Способность рожать детей в воде — аналогично.
    7) Нижние конечности находятся на одной линии с позвоночником — аналогично.

    8) Подкожная жировая прослойка младенцев — аналогично. Сухопутные детеныши рождаются тощими. И не умеют от рождения нырять, да еще и с открытым ртом.

    9) Находясь в воде, человек рефлекторно задерживает частоту сердечного ритма. Точно так же этот механизм действует у всех водных млекопитающих. Однако сухопутные млекопитающие, попадая в воду — агрессивную среду, угрожающую их жизни — резко повышают пульс сердца.

    10) Расположение молочных желёз на груди, а не на животе, удобнее всего для кормления ребёнка в воде — чтобы не препятствовать одновременному с кормлением дыханию воздухом. Этим люди отличаются от всех сухопутных млекопитающих. Но этот же признак характерен для морских млекопитающих (дюгоней принимали за морских дев именно по наличию русалочьих грудей). Женские груди вообще разительно отличаются от едва заметных сосков сухопутных млекопитающих.

    Ну и так далее. Список морфологических отличий, указывающих на приспособленность человека к жизни в воде растягивается на несколько сотен позиций и в значительной своей части носит анально-генитальный характер, ибо и пищеварение, и сексуальное поведение человека тоже характерно исключительно для морских животных, но отнюдь не сухопутных.

    Придя к вполне закономерному выводу от том, кто именно является предком человека, профессор Харди немедленно… скрыл эту информацию, хорошо понимая, что станет жертвой религиозных гонений. Догматы «обезьянников», увы, считаются для официальной науки обязательными. И потому первым о реальных предках человека объявил в 1942 году германский биолог Макс Вестенхоффер, независимо от своего коллеги пришедший к выводу о том, что предком человека был гидропитек — то ли обезьяна-амфибия по мнению одних ученых, то ли и вовсе гигантский лемур по мнению других (останки таких лемуров найдены в пещерах Мадагаскара).

    По вполне понятным причинам публикации Макса Вестенхоффера «обезьянщикам» удалось проигнорировать — однако 17 марта 1960 года сэр Алистер Харди, к тому дню рыцарь и профессор Оксфордского университета, решил, что за свою карьеру ему можно больше не беспокоиться и опубликовал в журнале «The New Scientist» статью «Был ли предок человека водным обитателем?» («Was Man More Aquatic In The Past?»).

    И научная бомба наконец-то взорвалась, разметав миф происхождения человека от обезьяны в мелкие клочья!
    Казалось бы, «дарвинисты» должны только радоваться тому, как теория эволюции позволила науке сделать радикальный рывок вперед, значительно приблизившись к тайне происхождения человека, вычеркнуть азиатский миф из школьных учебников и вписать туда научную теорию. Но не тут-то было! Все-таки — религиозные догматы есть религиозные догматы, и если в доктрине «научного прогресса» в качестве предка вписана обезьяна — именно обезьяна там и должна оставаться!

    На Алистера Харди обрушилась волна проклятий. «Научное сообщество» обвиняло его в том, что своей идиотской эволюционной теорией он портит всё «красивое» здание дарвинизма, подрывает основы учения и оскорбляет самого Чарльза Дарвина. Профессор только посмеивался, наблюдая за истерикой «обезьянщиков» со стороны. Сжечь его публично вместе со статьей ортодоксы не могли — к середине ХХ века аутодафе вышли из моды; испортить ученому карьеру, предать его анафеме, изгнать из науки состоявшегося и весьма именитого профессионала было уже поздно. Опровергнуть же научную теорию, основанную на базовых принципах эволюционной теории оппоненты, естественно, оказались не в силах. Факты — они вообще чертовски неудобная штука, если их не удалось вовремя уничтожить. А уничтожить факты, которые любой человек каждый день видит в зеркале — не по силам вообще ни одной из религий. «Обезьянщикам» осталось только скрипеть зубами, насылать на биологов проклятия и запрещать новые публикации научных исследований.

    Алистер Харди тем временем основал в Оксфорде опытный исследовательский религиозный центр, запасся попкорном и стал с интересом смотреть, чем всё закончится? Добраться до него и отомстить за вольнодумство у «научного сообщества» руки были коротки. В 1985 году он, словно издеваясь над оппонентами, еще и Темплтоновскую премию за свои достижения ухитрился получить.

    Хуже всего пришлось несчастному Чарльзу Дарвину. Бедолага наверняка извертелся в гробу, наблюдая за тем, как горстка мракобесов, прикрываясь его именем, с жаром пытается опровергнуть его же собственную теорию. И тут, совершенно неожиданно, у «обезьянников» появилась «типа научная» поддержка: в 1975 году Мэри-Клэр Кинг и Аллан Уилсон опубликовали в журнале Science статью о генетическом подобии шимпанзе и человека. Кинг и Уилсон сравнили аминокислотные последовательности нескольких белков шимпанзе и человека (таких как гемоглобин и миоглобин) и обнаружили, что последовательности либо идентичны, либо почти идентичны. «…Последовательности полипептидов шимпанзе и человека, изученные на данный момент, в среднем идентичны более чем на 99%», — сделали вывод эксперты.

    Читать статью целиком никто из «обезьянников» не стал (в ней ученые пытались объяснить, что никто по-настоящему не понимает, как происходила макроэволюция). Из нее просто выдернули фрагмент о «почти полной идентичности» шимпанзе и человека — и понеслась по кочкам новая побасенка об 1% генетического различия Homo sapiens и Pan troglodytes.

    Однако восторг сторонников азиатской мифологии принес науке огромную, просто неоценимую пользу. Уверовав в то, что генетика способна подтвердить теорию о происхождении человека от обезьяны, международные научные фонды отстегнули огромные суммы на расшифровку геномов человека и наиболее близких ему по морфологии обезьян. Данные исследования провел по общей программе международный коллектив: Томас Маркус-Бонет, (Tomas Marqus-Bonet, Evolutionary Biology Institute), Эван Эйхлер (Evan E. Eichler, Washington University) и Аркадий Наварро (Arcadi Navarro, ICREA-IBE Barcelona).
    Уникальный проект был закончен в 2009 году и выдал просто потрясающий в своей объективности результат:

    Как оказалось, общих генов у человека и ближайших по родству обезьян — не более 90%!!!
    Это означает, что генетически мы так же близки с шимпанзе, как с мышью, поросенком или курицей. И все, что у нас есть общего с обезьянами — так это далекие общие предки, подозрительно смахивающие на лемуров.

    Вот так научные открытия XXI века напрочь убили теорию, просуществовавшую почти два тысячелетия и все еще не убранную со страниц учебников. Современные школяры совершенно напрасно тратят учебные часы на на зубрежку признаков своей похожести на мохнатых древолазов.

    Теории происхождения человека от обезьяны больше не существует.

    Полностью статья находится здесь

    Источник

    Besucherzahler ukrain women