Июнь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  
Свежие комментарии

    Дэвид Уилкок. Космическое Раскрытие: „Важная встреча разоблачителей: Подземные базы“. Интервью с Кори Гудом и Эмери Смитом

    Д.У.: Добро пожаловать на еще один эпизод программы Космическое Раскрытие! Сегодня мы предлагаем вам нечто особенное: двух инсайдеров высокого уровня, которые никогда не выступали на любом публичном или частном форуме так, как будут делать это сейчас. С нами Кори Гуд и Эмери Смит. Эмери, добро пожаловать на программу.

    Э.С.: Привет, Дэвид, спасибо за приглашение. Очень волнующий день.
    Д.У.: Кори, спасибо за то, что Вы с нами.
    К.Г.: Спасибо.

    Д.У.: Итак, мы решили начать первый эпизод 11-го сезона с попытки найти нечто общее между тем, что пережили Вы, Эмери, и тем, что испытали Вы, Кори. И это привело нас к общей теме – подземным базам. Поэтому для начала, я собираюсь задать несколько простых вопросов, отсюда мы и будем плясать. Знаете ли вы, что у военных, у правительства или как бы вы хотели их назвать, есть подземные сооружения? И если так, то насколько они большие? Сколько их? Что вы знаете об этих сооружениях?

    Э.С.: Насколько я знаю, только в США имеется около 300-т таких сооружений. Когда Вы говорите “правительство”, хотелось бы уточнить, потому что такие сооружения не всегда принадлежат правительству. Также, военные ОХРАНЯЮТ эти сооружения, но не всегда контролируют их. Дело в том, что такими сооружениями владеют более крупные корпорации и неизвестные организации.

    К.Г.: Такие сооружения пребывают под разным контролем.

    Э.С.: Вот именно.

    Д.У.: То есть, когда Вы говорите, что знаете о наличии около 300-т таких сооружений…

    Э.С.: Только в Северной Америке.

    Д.У.: …что было бы средней оценкой, что это значит? Что это за сооружения? Как они выглядят? Насколько велики? Сколько людей в них работают?

    Э.С.: Ну, имеется много разных сооружений, с разными видами населения. У всех у них разная программа. Некоторые базы очень большие, например, в Нью-Мексико, Неваде и Колорадо. В них размещаются целые города, и обитатели никогда не выходят на поверхность. Там имеются свои круглосуточно функционирующие больницы и всё такое для элитной группы. Также есть лаборатории, в которых проводятся испытания ядерной и других видов энергий. То есть, конечно, не только медицинские эксперименты…

    Д.У.: Понятно.

    Э.С.: …но и другие виды экспериментов. Кори ведь рассказывал о работе над разными видами устройств, такими как разные виды транспортных средств, космических кораблей. В предыдущих эпизодах я говорил о медицинских экспериментах, связанных с хранением клонированных тел и всё такое. Также, есть много сооружений для работы только с конкретными видами проектов. Видите ли, всё настолько разделено, я имею в виду ограничение информированности сотрудников рамками их служебных обязанностей, что иногда вся подземная база работает только над одним проектом.

    Д.У.: Вот это да!

    Э.С.: В таких случаях население составляет около 200-т человек, чтобы его можно было контролировать.

    Д.У.: Эмери, я знаю, что, возможно, Вы не можете разглашать названия баз, где Вы побывали или где они расположены, но не могли бы Вы уточнить их количество, чем они отличаются друг от друга, и как можно в них попасть?

    Э.С.: Да, конечно. Насколько я осведомлен, в Соединенных Штатах имеется около 300-т подземных баз. Те, в которых я побывал, расположены в Эль Пасо, штат Техас, под Техасским Университетом в Эль Пасо.

    Конечно, все знают, что я работал на базе Лос-Аламос и базе ВВС Кёртланд. Еще одно сооружение расположено в Шарлотсвиллле, штат Виргиния, еще одно – в Денвере. И, конечно, вы знаете о Дульсе. Еще есть база Белые Пески (Нью-Мексико) – под национальным заповедником Белые пески. И в Крестоуне (штат Колорадо), под песчаными дюнами, сейчас ее пытаются расширить.

    Д.У.: Как насчет Канады? Вы что-то знаете?

    Э.С.: В Британской Колумбии, и рядом с Островом Уидби, возле штата Вашингтон.

    К.Г.: Когда вы приближаетесь к этим базам или подземным сооружениям, к входу в них, они чем-то выделяются? Или представляют собой нечто…

    Э.С.: Да, 95% баз ничем не выделяются, но тщательно охраняются. Обычно это подступы к базе или сама база. Они охраняются в нескольких местах – входах. Сейчас есть несколько баз, которые, казалось бы, не охраняются, но они находятся в таких отдаленных безлюдных местах, что… Я имею в виду, они, конечно, охраняются, но не посредством…

    К.Г.: Технологии.

    Э.С.: Не на самой базе. С помощью технологии и спутников.

    К.Г.: Они отслеживаются.

    Э.С.: Вот именно, полностью отслеживаются. Отвечая на Ваш вопрос, думаю, что большинство входов… Чтобы спуститься под землю, сначала вам придется войти в тщательно охраняемую лабораторию, или в здание тщательно охраняемой корпорации, или в тщательно охраняемое военное сооружение.

    К.Г.: Итак, не могли бы Вы провести нас через то, что типично, если вы собираетесь войти?

    Э.С.: Конечно. Вне зависимости от того, где находятся входы и независимо от вида базы, все они имеют одну общую черту, как на той базе ВВС Кёртленд, на которой я работал. Это пожарная вышка. Вы бы никогда не подумали, что она является входом в сооружение.

    Д.У.: Хм.

    Э.С.: Такая пожарная вышка обычно делается из бетона, а не из металла. Поэтому я хочу, чтобы вы представили бетонное здание, размером 10х10 м, уходящее вверх на 6 этажей, прямо вверх. Она служит якобы для наблюдения за местами пожаров, но, конечно, никогда не используется для этой цели. В таких местах никогда не имеется парковочных площадок, ни перед ними, ни вокруг них.

    Обычно вам приходится проходить через многие разные посты охраны. Но поскольку вы уже на базе, внутри которой находится еще одна база… Вам придется пройти через два разных вида контроля безопасности. Сначала вы попадаете на военную базу, это первый вид охраны. На территории этой базы обычно имеется еще более тщательно охраняемая база, со своими заборами и своими собственными командами, отвечающими за безопасность. Это не военные. Это частные корпорации, о которых я говорил, которые владеют этой базой.

    Я рассказывал Дэйву, что было время, когда мое общежитие находилось так близко, что обычно я ездил на работу на велосипеде. Мне позволяли оставлять велосипед так близко от входа, что я пользовался им для поездок с работы и на работу. Итак, мне разрешали оставлять велосипед неподалеку и входить в базу. Это был обычный вход, которым пользовались люди, работавшие на базе. Сотрудники могли пользоваться разными входами, в основном, ими пользовались ученые. Так было удобнее, поскольку мы жили на самой базе.

    Д.У.: Что могло произойти, если бы кто-то начал замечать необычное количество людей, входящих в пожарную вышку, если это не связано с их работой? Что бы произошло?

    Э.С.: Ну, во-первых, вся территория отслеживалась, кроме того, вы уже находитесь на базе. База уже знает о чем-то… ОНИ уже знают, что есть и кое-что еще, хотя не представляют истинных масштабов. Военные не всегда знают, насколько велики подземные базы, которые Вы, Кори, по-видимому, имеете в виду.

    К.Г.: Обычно посетители проходят через сканирование тела? Какие другие виды мер безопасности предпринимаются?

    Э.С.: Всевозможные. Когда вы попадаете туда так, как делал это я, там была специальная стойка для велосипедов. Я привязывал к ней велосипед и направлялся к входу. Там было две двери. Вы входите так же, как входили бы, скажем, в больницу, у вас проверяют водительское удостоверение и другие документы. Стоят два охранника. Вы входите. Они либо узнают вас, либо нет. Но в любом случае, прежде чем войти, вы подвергаетесь трем разным видам проверки. Во-первых, у вас есть специальная карточка, она универсальная. Ничего особенного. На ней нет никаких…

    К.Г.: Просто полоска?

    Э.С.: …голограмм или чего-то вроде этого. Да, просто полоска, магнитная полоска, как вы видите на кредитной карте. Ничего особенного. Затем, конечно, вы проходите через сканирование отпечатка ладони и радужной оболочки глаза, ну, через все старые методы, очень похожие на те, которые вы видите в фильмах. После успешного завершения проверки, вы направляетесь к лифту, чтобы ехать вниз. Как только вы спускаетесь вниз…

    К.Г.: Пока лифт едет вниз, вас тщательно рассматривают.

    Э.С.: Конечно. Это не обычный лифт. Он только выглядит как обычный, а на самом деле он сканирует вас, чтобы убедиться, что на вас нет никакого вида, скажем, плутония или чего-то, представляющего угрозу. Пока вы спускаетесь вниз, ваше тело сканируется.

    Д.У.: Вот это да!

    Э.С.: Поэтому вы не можете провезти контрабанду даже в отверстиях тела. Также вы не можете войти в лифт с бомбой, гранатой, пистолетом или чем-то подобным.

    Д.У.: Это некий вид рентгена или магнитно-резонансной томографии, когда…

    Э.С.: Да.

    Д.У.: Понятно, я так и думал.

    Э.С.: Но не совсем то. Технология не радиоактивна, в этом смысле вам ничего не грозит.

    Д.У.: Ясно.

    Э.С.: Когда мы находились внутри, мы, конечно, все время носили специальные датчики рентгеновского излучения, которые отслеживали, какое количество излучения мы получили.

    К.Г.: Вы подвергались облучению?

    Э.С.: Конечно. И это не всегда были просто рентгеновские лучи. Могли быть и другие проекты с использованием инструментария, излучавшего что-то на безопасном уровне. Но вас все время отслеживали.

    К.Г.: Ведутся ли подсчеты накопления радиации?

    Э.С.: Безусловно. Каждого человека отслеживают на газ, излучение и определенные длины волн света, которые могут причинить вред телу. Вот три вещи, которые тщательно отслеживаются все время.

    Д.У.: Хорошо. Итак, Кори, поскольку у Вас тоже есть опыт пребывания на подземных базах, Вам ничего не приходит в голову, знакомое или незнакомое?

    К.Г.: О, да, полностью знакомо. Как говорил Эмери, есть разные виды баз. Некоторые базы… Вы не можете войти в них с поверхности земли. Вы должны пользоваться тайной подземной системой вагонеток.

    Э.С.: Верно.

    К.Г.: Единственный вход и выход только через систему вагонеток.

    Д.У.: Понятно.

    К.Г.: Как я уже говорил, часто система находится очень глубоко. На такой глубине, которая даже не считается территорией Соединенных Штатов.

    Д.У.: Хм.

    К.Г.: Поэтому там вы обладаете полной свободой.

    Э.С.: Безусловно, да.

    Д.У.: Видели ли Вы…

    Э.С.: Я заостряю внимание на этом потому, что когда вы попадаете туда, вы вынуждены пользоваться вагонеткой. Многие вагонетки являются разными видами магнитных подвесок и устройств в лавовых трубках, доставляющих вас к месту назначения.

    К.Г.: Не думаю, что мы когда-либо встречали кого-то, кто мог дать хорошее описание вагонетки. Знаю лишь, что есть короткие вагонетки, в которых люди могут сидеть лицом друг к другу.

    Э.С.: Верно.

    К.Г.: И имеются вагонетки больших размеров. Эмери, не могли бы Вы дать описание?

    Э.С.: Конечно, да. Я уже рассказывал о них раньше. Один из видов напоминает гондолу, так ее назвали мы с Дэйвом. Войдя в нее, вы садитесь в кресло, и гондола движется по очень-очень длинному коридору. Просто продолжает движение. Само движение очень медленное, чуть быстрее, чем в аэропорту, когда вы стоите на… эскалаторах.

    К.Г.: Понятно.

    Э.С.: Просто чуть-чуть быстрее. Вы можете сидеть или стоять. Сидеть не обязательно.

    Гондола доставляет вас к настоящему главному входу в подземную базу, сама база может быть длиной 400 м. Также имеется система вроде коконов, каждый кокон рассчитан на 4-х человек.

    Он имеет форму эллипса. Вы входите в него, там есть прекрасные сидения, откидывающиеся сидения, которые можно увидеть у дантиста, но с мягкой набивкой.

    Вы даже можете пристегнуться ремнем, но это не обязательно. Кокон движется настолько плавно, что вы не осознаете движения, хотя поездка совершается с очень высокой скоростью. Не знаю, насколько быстро, но слышал, что некоторые могут разгоняться до 800 км/час.

    К.Г.: А я слышал, что больше 1126 км/час.

    Э.С.: Да. Итак, как только вы попадаете туда, садитесь ли вы в кресло, в гондолу или пользуетесь средствами передвижения с помощью магнитной подвески (в виде яйца)… Как только вы попадаете туда, вам приходится проходить через еще один пост проверки на безопасность.

    К.Г.: Потому что вы вполне можете оказаться в юрисдикции другой страны.

    Э.С.: Да. Или на другой планете.

    К.Г.: Вот именно. Я уже говорил об этом. Недавно, когда меня забирали в УЛО, меня привели в помещение для брифинга, и там было окно. Я посмотрел в окно и увидел Марс.

    Э.С.: (Смеется) Да уж.

    К.Г.: Мне рассказывали, что люди всегда будут пользоваться такими вагонетками. Ну, как когда я садился в вагонетку и оказывался на другой планете….

    Э.С.: Верно.

    К.Г.: … правда, тогда я был намного моложе. Вы никогда не могли с уверенностью сказать

    Э.С.: Конечно.

    К.Г.: Знаете…

    Э.С.: Не знаете.

    К.Г.: Вы не могли уверенно сказать.

    Э.С.: Это не похоже на… Вы не совершаете какой-то суперпрыжок, вы даже не сознаете движение. Скажем, совершая прыжки через портал, вы движетесь очень плавно. Само движение занимает секунды.

    К.Г.: Когда вы прибываете туда, с вами часто играют в игры. Вы смотрите в окна и считаете, что находитесь где-то на Земле или на Марсе.

    Э.С.: Верно. Да, мы об этом говорили. Безусловно.

    К.Г.: То же самое происходило, когда я был на Луне. Они сказали: “Ах!” — и мгновенно переключили вид из окна на лунный пейзаж, когда увидели, что я смотрю в окно и сбит с толку видом Марса.

    Д.У.: Позвольте сказать под запись: Боб Дин, Пит Питерсон, Джейкоб и Генри Дикон рассказывали о феномене систем челноков, когда вас куда-то перемещают, а вы даже этого не осознаете. Вы просто заходите в челнок и оказываетесь где-то еще. Поэтому это постоянный элемент свидетельств инсайдеров, которые я слышал.

    К.Г.: Да, они могли брать ученого, помещать его в одну из подземных вагонеток, и он оказывался в другом сооружении, возможно, на Луне.

    Д.У.: Понятно.

    К.Г.: Также они могли… Сооружения на Луне очень похожи на сооружения на Земле.

    Д.У.: Верно.

    К.Г.: Тогда ученого начинали водить за нос. Позволяли выглядывать из окна и видеть Гранд Каньон или что-то еще. И люди искренне верили в то, что находятся где-то на Земле.

    Э.С.: Также, это помогало психике. Если вы очень долго живете под землей, очень полезно видеть такие пейзажи…

    К.Г.: Да, деревья и растения.

    Э.С.: …видеть материал в органическом состоянии, с садами внутри.

    К.Г.: А также полный спектр освещения.

    Э.С.: Полный спектр освещения. Они пытаются воспроизвести внутри всё, что мы обычно видим здесь снаружи. Представляется, это снижает уровни стресса работающих там ученых и технического персонала.

    Д.У.: Давайте рассмотрим это более детально. Пит Питерсон рассказывал мне о том, что под землей мог быть огромный купол, в котором находился целый город, со зданиями, дорогами и деревьями.

    Э.С.: Верно.

    Д.У.: Причем купол освещался так, что выглядел похожим на небо.

    Э.С.: Да, купол прекрасен.

    К.Г.: Воспроизводился даже свет звезд. Звезды в ночи.

    Э.С.: Именно так. Как Вы уже говорили, воспроизводился даже 24-часовой цикл – день и ночь. Также, для вящей убедительности, воспроизводились даже ураганы, с облаками, тучами и всеми видами потрясающих научно-фантастических эффектов, очень реалистичных. Сверкает молния, и это вынуждает вас думать, что вы смотрите в бесконечность.

    К.Г.: Мне любопытно, располагались ли такие базы в национальных парках?

    Э.С.: Да-да.

    К.Г.: Интересно. Мы слышали легенду, и вы и я видели двери, открывающиеся прямо в склоне горы.

    Э.С.: Верно.

    К.Г.: Они могли полностью… Вы никогда не могли бы сказать, что там что-то есть. Вы могли прийти с… Проводить исследования с помощью сонаров и никогда так и не узнать, что там есть дверь.

    Э.С.: Вы не смогли бы обнаружить ее даже с помощью металлодетектора.

    К.Г.: Так и есть.

    Э.С.: Как Вы говорили, это как будто открывается гигантская гора. А снаружи все выглядит так, как будто она полностью запечатана и герметична. Кори, мы уже об этом говорили. Даже в пустыне… Я всегда помню наблюдение открывающейся пустыни, которое, по Вашим словам, Вы можете объяснить.

    К.Г.: Конечно. Это похоже на застежку-молнию.

    Э.С.: Как застежка-молния.

    К.Г.: Земля.

    Э.С.: Вдруг песок начинает осыпаться. Друг, мне всегда было интересно, кто удаляет весь этот песок?

    К.Г.: И мне тоже.

    Э.С.: У них есть специальное оборудование, которое…

    К.Г.: Да, которое, как бы, отводит весь…

    Э.С.: Просто собирает его где-то, и как только дверь закрывается, вываливает его обратно туда, откуда его забирали. Знаете, еще один вид базы, в подробности о которой я не вдавался, это базы на Северном Полюсе, в полярных ледяных шапках. Знаете, там ведь тоже есть базы.

    К.Г.: Хм.

    Э.С.: Они потрясающе красивы. Там даже имеется своя собственная атмосфера…

    К.Г.: Да.

    Э.С.: …с текущей водой и, скажу, с собственным электричеством, которое вырабатывается с использованием Земли, так как базы находятся очень-очень глубоко.

    К.Г.: Что-то наподобие геотермичности?

    Э.С.: Да.

    К.Г.: Понятно.

    Э.С.: Да.

    К.Г.: Некоторые базы пользуются реакторами ториевого типа.

    Э.С.: ТОРИЙ – безусловно.

    К.Г.: Да, поэтому…

    Д.У.: Я много слышал о тории.

    Э.С.: Это грандиозно. Да, торий – это потрясающе.

    Д.У.: В основном, это система нерадиоактивного синтеза.

    Э.С.: Верно.

    К.Г.: И вот что интересно: на многих презентациях я демонстрировал видеоролик Проекта Ледяной червь.

    Это был проект Военных инженерных войск, запущенный, полагаю, в конце 1950-х-начале 1960-х годов в Гренландии. Там была построена одна из подземных баз. Тот же самый вид сооружения был создан в Антарктиде. Самолеты прилетали и улетали, снабжая базы всем необходимым. Точно так же строились многие внеземные базы…

    Э.С.: Верно.

    К.Г.: …тем же самым способом. Проект Ледяной червь очень интересен тем, что позже Соединенные Штаты пытались разместить там ядерное оружие. Один из самолетов потерпел крушение, и все увидели тайно построенную там базу.

    Д.У.: Ребята, просто, чтобы вы знали: вот одна из вещей, о которых рассказывал Пит Питерсон. В ней приводилась страница из Всемирной книжной энциклопедии, по-моему, 1953 года. Так вот, ВПК разослал людей во все библиотеки, чтобы изъять одну эту страницу, потому что в ней говорилось о том, что торий мог создавать реакцию, почти не создающую радиации.

    И еще он говорил, что если мы начнем пользоваться торием, это станет невероятным прорывом в технологии. Итак, что вы знаете о тории в связи с нашим обсуждением?

    К.Г.: Ну, я знаю, что в программах, космический корабль, исследовательское судно, к которому меня приписали, изначально работал на ядерной энергии. Затем ядерная энергия заменилась энергией тория. Еще позже торий вытеснил некий вид электромагнитного двигателя, имевшего длинные трубки, в которые помещали что-то, что они называли “мелкими корзинками”, которые вращались. И если вы двигали их вверх и вниз, вы могли играть с электромагнетизмом.

    Э.С.: Верно.

    К.Г.: Полагаю, это некий вид возникающего электромагнитного трения. Такая электропроводка подхватывала энергию и без проводов выстреливала ее в трубках, а потом направлялась непосредственно в огромные конденсаторы.

    Э.С.: Правильно. Да, для удержания энергии на базах использовалось множество конденсаторов. Я не специалист в области тория, но недавно участвовал в проекте частной организации. Меня наняла частная корпорация, чтобы… Они рассылали людей по всем Соединенным Штатам, научные команды, с целью нахождения САМЫХ БОЛЬШИХ залежей тория здесь, в нашей стране. Я точно знаю, где они находятся. В штате Нью-Мексико. Я не могу уточнить, возле какого города, но скажу, что это штат Нью-Мексико. Там находится такое неограниченное количество тория, что его энергии хватило бы на обеспечение всех планет, всех баз и, конечно, нас на бесконечный период времени – БЕСКОНЕЧНЫЙ. Я имею в виду, из расчета количества энергии, которой мы сейчас пользуемся.

    Д.У.: Эмери, как Вы думаете, зачем строить базу в национальном парке? Каковы преимущества?

    Э.С.: Ну, преимущество налицо, национальный парк тщательно и скрупулезно отслеживается все время. Всегда есть смотрители парка. Это все равно, как иметь собственных гражданских оперативников. И, конечно, национальные парки отслеживаются со спутников, наблюдающих за такими местами. Кроме того, иногда такие места широко используются потому, что неподалеку имеются подземные термальные источники и все такое.

    К.Г.: Понятно.

    Э.С.: И они собирают эту энергию. А еще, возможно, под некоторыми парками находится огромное кристаллическое образование. Вот почему с самого начала парки выбираются для того, чтобы спрятать военные базы.

    К.Г.: Да. И вот что еще интересно: когда я встречался с Клиффордом Махути, он говорил, что резервации, индейские резервации… Базы и национальные парки имеют одну и ту же классификацию у правительства.

    Э.С.: Верно. Об этом я и говорю, потому что там ограниченное или контролируемое движение. В резервациях… Понимаете, вам не позволяется заходить в резервацию, если у вас нет специальных пропусков или договоренностей с их руководством. Поэтому это идеальное место, в котором никогда не будет большого движения или серьезного исследования, потому что в данном случае мы пользуемся местом, уже отданным американским индейцам.

    К.Г.: Понятно. Это интересно. Я читал сообщение о том, что многие группы смотрителей парка на самом деле принадлежат разведывательному сообществу. Они – бывшие военные и разведчики. Во многих национальных парках, где “пропадают” люди, они ищут пропавших людей. Иногда они работают на внеземлян, которые нуждаются в секретности…

    Э.С.: Безусловно.

    К.Г.: …поэтому пользуются смотрителями для сглаживания ситуации.

    Э.С.: Да. Я на 100% согласен с тем, что они пользуются демонстрацией силы или, скажем, особыми приемами обеспечения безопасности. Вы ведь не думаете, что на такое способны выпускники колледжа, просто выполняющие свою работу. Как Вы говорили, такие люди – это ветераны, отслужившие 20 и более лет либо в проектах, либо в армии. Все они обладают высокой квалификацией, и им хорошо платят.

    Д.У.: Эмери, хотелось бы кое-что уточнить. Вы упоминали базы подо льдом.

    Э.С.: Да.

    Д.У.: Можно предположить, что к ним относятся и базы в океане?

    Э.С.: Да.

    Д.У.: Есть очень странный фильм, который вышел в 2009 году и назывался Бросок кобры. В нем демонстрируется все то, о чем мы говорили.

    Каковы Ваши ощущения в связи с лентой Бросок кобры? Были ли у Вас…

    Э.С.: Вспоминаю, что я его смотрел. Не очень хорошо помню содержание, но знаю, что его видел и связывал все точки. Думаю, что в то время, фильм был достаточно красноречив. Помню, как я смотрел его и думал: “Вот это да! Они просто откровенно рассказывают…

    Д.У.: Потому что лента так…

    Э.С.: …и показывают все”.

    Д.У.: В то время создатели фильма создавали красивые визуальные эффекты посредством компьютерной анимации.

    К.Г.: О, да, особенно во втором фильме этой серии, где демонстрировались атаки с применением Стержней Бога…

    Д.У.: Ох, это было ужасно.

    К.Г.: …на Земле. Именно это мы видим в Северной Корее.

    Э.С.: Да-да. Интересно. Я не видел второго фильма.

    Бросок кобры: Возмездие (2013)

    Д.У.: Стержни Бога – это куски вольфрама размером с телефонный столб, которые можно бросать на Землю, и сама гравитация создает колоссальный взрыв, способный опустошить огромные территории.

    Э.С.: О, да. Да.

    Д.У.: Именно это имелось в виду. Недавно я посмотрел второй фильм и не мог поверить своим глазам.

    Э.С.: Вот это да! Да, им кажется забавным открыто выходить вперед и демонстрировать засекреченную информацию. Именно это мы все время начинаем видеть в фильмах, предлагающих лакомые кусочки. Есть Альянс и другие Белые шляпы, которые передают послания для тех, кто обращает внимание…

    Д.У.: Верно.

    Э.С.: …и говорит об этом. Поэтому я думаю, что это великолепно.

    Д.У.: Вот кое-что еще, чем бы хотелось поделиться. Когда я беседовал с Бобом Дином, майором в отставке, он рассказывал мне намного больше о своей работе, чем публично делился в рамках Проекта Камелот[1] или где-то еще.

    Его работа очень похожа на работу Кори. В частности, он рассказывал об острове в южной части Тихого океана, который, если вы пролетаете над ним, выглядит как обычный остров. Но если вы достаточно приближаетесь, вы видите, что половина острова представляет собой некий вид голограммы, она закамуфлирована. Вы можете пройти через голограмму, и тогда обнаружите там целую базу…

    Э.С.: Да.

    Д.У.: …которую невозможно увидеть с неба. Вы знакомы с чем-то подобным?

    Э.С.: С великим множеством.

    К.Г.: Да, большая часть такой технологии – это технология маскировки с помощью голограмм. Ученые довели технологию голограмм до такого совершенства, что голограмма даже обладает массой.

    Э.С.: Верно.

    К.Г.: Они называют это “твердым светом”, когда можно…

    Э.С.: Вы можете даже отбрасывать тень.

    К.Г.: Да. Вы можете сделать голограмму, подойти к ней и даже постучать по ней, тук-тук-тук, как по куску стекла. Ученые даже способны сделать голограмму толще.

    Д.У.: Вот это да!

    Э.С.: Я могу это подтвердить. Я участвовал в проекте… Были такие засекреченные проекты, когда все это осуществлялось со спутников, которые могли делать такие вещи. Полагаю, это происходило в начале 1990-х годов, а может быть и раньше. Они помещали эту технологию на спутники.

    К.Г.: Да. Самое потрясающее в том, что ученые получали панель из твердого света. Потом убирали источник энергии или электричество, а панель оставалась.

    Э.С.: Верно.

    К.Г.: Я имею в виду, это невероятно.

    Э.С.: Да, ученые пользовались всеми видами потрясающей технологии. Знаете, вот почему я всегда говорю следующее: если я вижу что-то, корабль или нечто подобное, мне трудно сказать: “Ох, он реален или нереален” до тех пор, пока я не подойду к нему и не проанализирую его, потому что ученые способны заставить вас поверить в то, что вы видели самолет, врезающийся в здание.

    К.Г.: Хм.

    Э.С.: Они способны заставить вас поверить, что это нечто реальное. Как говорил Кори, вы можете подойти к нему, и оно ощутимо.

    Д.У.: Неужели?

    Э.С.: Оно реально ощутимо. То, что видел я, было не так ощутимо, как то, что видели Вы. Похоже, что Вы… То, к чему подходил я, было не таким плотным, и вы легко могли пройти сквозь него.

    К.Г.: Верно.

    Э.С.: Начать с того, что это потрясающая технология, потому что с ее помощью вы можете воспроизвести любой вид угрозы, мнимой угрозы, или воспользоваться ею с целью создания пугающих ситуаций, когда вы пытаетесь…

    К.Г.: Они пользуются такой технологией при строительстве секретных сооружений.

    Э.С.: Верно.

    Д.У.: Выбираются определенные места, над которыми Национальное управление по исследованию океанов и атмосферы создает так называемые зоны, свободные от полетов? То есть, вы не можете пролетать над ними на пассажирском самолете или воздушном лайнере?

    Э.С.: Так и есть. Сейчас такие зоны имеются повсюду. Это определенные места… зоны, свободные от полетов. Когда вы пытаетесь найти укромные места, это замечательный способ исследования.

    Д.У.: (Смеется)

    Э.С.: Вы спрашиваете себя: “Зачем лететь туда? Это же зона, свободная от полетов”.

    Д.У.: Ну, а если у вас есть маленькая Сессна, что бы произошло, если бы Вы попытались добраться, скажем, до одной из таких зон?

    Э.С.: Вас сразу же начнут сопровождать F-16…

    К.Г.: Верно.

    Э.С.: …или F-15, или что-то вроде того.

    Д.У.: Конечно, это довольно странно, что у них есть технология твердого света или маскирующей что-то голограммы. Но ведь кто-то когда-нибудь все равно что-то найдет. Скажем, кто-то плывет в маленькой лодке…

    Э.С.: Такое бывало.

    Д.У.: …в океане. Что происходит в таких ситуациях?

    Э.С.: Такое случалось, и людей убивали.

    Д.У.: Не может быть?

    Э.С.: Люди пропадали в море. Иногда, в ходе военных операций, ОНИ случайно гибли.

    К.Г.: Во время военных учений.

    Э.С.: Да, они не должны были быть там, но они были. Обычно их устраняют.

    К.Г.: “Погиб в ходе военных учений” или как-то еще.

    Э.С.: Да, как Вы только что сказали. Гибнут и люди, работающие на базах. Их семьи даже не знают, что они, скажем, отправляются работать на базу на три месяца. Такие люди говорят: “Я не смогу связываться с вами три месяца, это по работе”. И вот, когда они погибают, семье сообщают: “Погиб при исполнении служебных обязанностей или в ходе учений”. И это полная ложь. Семья никогда и ничего не узнает, потому что самые лучшие кандидаты – это военные, находящиеся на активной службе, они – расходный материал.

    Д.У.: Какими другими методами пользуются для защиты базы от нежелательных свидетелей, чтобы не приходилось убивать людей? Каковы другие методы? Надеюсь, они не всегда прибегают к крайним мерам?

    К.Г.: Знаете, например, повсюду расставляются знаки, предупреждающие о наличии радиации, или оповещающие о том, что это зона испытаний ядерного оружия. Так пытаются отпугивать людей.

    Э.С.: Ну, вообще, способов много, но иногда такое все же происходит. Вы ведь не можете расставлять знаки каждые 15 м, или если вы находитесь на расстоянии, скажем, 160 км от острова, где расположена база. Там всегда будут лодки, и такие места всегда патрулируются самолетами. Кроме того, к базам всегда приписаны спутники, они всегда там. Флот не может даже приблизиться к базе, так как в воздушном пространстве всегда кто-то есть.

    Д.У.: Вот это да!

    Э.С.: Кроме того, вы не можете подлететь к таким местам, не попав в зону действия радара. Вас сразу же обнаружат.

    Д.У.: Как Вы думаете, бывали ли случаи, что невольных свидетелей просто забирали на базу и заставляли работать, вместо того, чтобы убивать?

    Э.С.: Не знаю.

    К.Г.: К сожалению, и я не знаю. Хотя если нужно провести биометрические тесты, людей будут забирать.

    Э.С.: Ох, для тестирования. Верно. Да. Я видел, как похищали людей.

    Д.У.: Хм.

    Э.С.: Людей держали там против их воли, но не для работы на кого-то. Никогда такого не видел. Но должен признать, что всё, что сказал Кори, – нелицеприятная правда.

    К.Г.: Эмери, Вы когда-нибудь слышали о каких-то мерах предосторожности против “психического шпионажа” или ясновидения?

    Э.С.: Безусловно. На всех базах имеются ясновидящие. Не забывайте, что ясновидящим вовсе не обязательно находиться на самой базе.

    К.Г.: Конечно.

    Э.С.: Они могут находиться далеко от баз и все же их защищать. Обычно к каждой базе приписываются двое хороших ясновидящих. Это одна из моих специальностей, за которую мне платили. Скажем, у вас есть ясновидящий, эффективный на 90%. Затем вы получаете еще одного ясновидящего, эффективного тоже на 90%. И если оба они говорят одно и то же, значит все в порядке. Для выявления слежки вам нужно несколько таких парней. Сейчас есть люди, являющиеся очень продвинутыми ясновидящими. Их используют…

    К.Г.: Для влияния на расстоянии?

    Э.С.: Правильно. Пожалуйста, повторите.

    К.Г.: Дистанционное влияние.

    Э.С.: Такие люди пользуются помогающей сознанию технологией и электроникой, к которой подключены.

    К.Г.: Видели ли Вы кое-что…

    Э.С.: Да.

    К.Г.: Это либо полюс, либо пластина, на которую они кладут ладони.

    Э.С.: Две золотых пластины или…

    К.Г.: Ну, одна пластина медная, вторая выглядит так, как будто сделана из нержавеющей стали. Они прикрепляются к проводам. Люди садятся, кладут ладони на пластины, и это усиливает их способности. Ясновидящие другой стороны пытаются увидеть военные базы, начинают видеть, а потом, вдруг, их мысли рассеваются. Умные стеклянные планшеты называют таких людей “рассеивателями”. Конечно, название довольно странное, но именно так их величают, потому что они рассеивают мысли любого, кто суется на базы. Также, посредством связи, они посылают энергетическую подпитку, которая вызывает у людей то, что они называют “эфирными головными болями”. Это сильная головная боль, длящаяся несколько дней. Уверен, что Вы знаете, что это такое.

    Э.С.: О, да.

    Д.У.: Хорошо. Это потрясающая информация, но время нашего эпизода исчерпано. С нами были Кори Гуд и Эмери Смит. Увидимся в следующий раз. Спасибо за внимание.

    — — — — — — — — — — — — — — — — — —

    [1] http://samlib.ru/editors/u/alloetokto/bobdinpribytienibiru.shtml

    источник

    Besucherzahler ukrain women