Декабрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31  
Свежие комментарии

    Научный гений Сталина

    До Ленина и Сталина история общества не знала примеров такого полного слияния в одних и тех же лицах революционного государственного гения и широчайшей дальновидной научной мысли. Это единство практической активности и творческой теории в деятельности вождей величайшей революции — не случайность, оно закономерно и вытекает с неизбежностью из самого существа и особенностей огромного социального процесса превращения капиталистического общества в социалистическое.

    «…в своей практической деятельности, — пишет И.В. Сталин, — пар­тия пролетариата должна руководствоваться не какими-либо случайны­ми мотивами, а законами развития общества, практическими выводами из этих законов.

    Значит, социализм из мечты о лучшем будущем человечества превращается в науку.

    Значит, связь науки и практической деятельности, связь теории и практики, их единство должно стать путеводной звездой партии про­летариата» («История ВКП(б). Краткий курс», стр. 109).

    Важная особенность совершенно новой фазы в развитии человече­ского общества, фазы, начатой Великой Октябрьской социалистической революцией, именно в том и состоит, что впервые история не просто «происходит» сама собой, — она начинает сознательно направляться. Советское социалистическое государство создано и развивается по плану, построенному на научной основе учения Маркса — Энгельса — Ленина — Сталина.

    Исторический материализм учит нас, что сами творческие, действен­ные идеи и теории возникают в результате развития материальной жизни общества. Но, раз возникнув, они превращаются при соответствую­щих условиях в огромную силу, чрезвычайно облегчающую продвижение общества вперед и ведущую его. «Новые общественные идеи и теории, — пишет товарищ Сталин, — потому собственно и возникают, что они необходимы для общества, что без их организующей, мобилизующей и преобразующей работы невозможно разрешение назревших задач раз­вития материальной жизни общества» («История ВКП(б). Краткий курс», стр. 111).

    Обязательное и постоянное проникание научных руководящих идей в практическую революционную работу проявилось с первых же лет революционной деятельности И.В. Сталина. В работе «Коротко о пар­тийных разногласиях» в 1905 году он писал:

    «Говорят, что в некоторых странах рабочий класс сам выработал социалистическую идеологию (научный социализм) и сам же выработает её и в остальных странах, поэтому-де совершенно излишне вносить социалистическое сознание в рабочее движение извне. Но это глубо­кая ошибка. Чтобы выработать научный социализм, надо стоять во главе науки, надо быть вооружённым научными знаниями и уметь глубоко исследовать законы исторического развития» (Соч., т. 1, стр. 99).

    Однако одна теория сама по себе, оторванная от жизни, неизбежно бездейственна и мертва.

    «Что такое научный социализм без рабочего движения? — пишет дальше в той же статье товарищ Сталин. — Компас, который, будучи оставлен без применения, может лишь заржаветь, и тогда пришлось бы его выбросить за борт.

    Что такое рабочее движение без социализма? — Корабль без ком­паса, который и так пристанет к другому берегу, но, будь у него компас, он достиг бы берега гораздо скорее и встретил бы меньше опасностей.

    Соедините то и другое вместе, и вы получите прекрасный корабль, который прямо понесётся к другому берегу и невредимым достигнет пристани» (там же, стр. 102—103).

    И.В. Сталин приводит при этом слова В.И. Ленина:
    «Наша партия есть сознательная выразительница бессознательного процесса» (там же, стр. 104). В этих словах краткой формулой выска­зана сущность взаимоотношений теории и практики в развитии обще­ства и разъяснен смысл утверждения партийности научной мысли.

    Тезис о неразрывной связи теории и практики в революционной дея­тельности как до победы революции, так и при построении социалисти­ческого государства проходит красной нитью в работах, речах и высказываниях нашего великого вождя и учителя. Слияние его деятель­ности как революционера и как теоретика, корифея науки, постоянно и глубоко органично. Это слияние во многом определило быстрые и по­трясающие успехи пролетарской революции.

    В эпоху империализма и пролетарских революций нельзя было уже ограничиться положениями марксизма, правильными в свое время, для эпохи домонополистического капитализма. Требовалось развитие и про­должение учения Маркса — Энгельса, которое и было гениально осуще­ствлено Лениным и Сталиным. Накануне Октябрьских дней И.В. Сталин говорил:

    «Не исключена возможность, что именно Россия явится страной, про-лагающей путь к социализму… Надо откинуть отжившее представление о том, что только Европа может указать нам путь. Существует марксизм догматический и марксизм творческий. Я стою на почве последнего» (Соч., т. 3, стр. 186—187).

    Почти через десятилетие, в 1926 году, И.В. Сталин, развивая дальше то же положение, указывал:

    «Величие Ленина, как продолжателя Маркса и Энгельса, в том имен­но и состоит, что он не был никогда рабом буквы в марксизме… В том именно и состоит величие Ленина, что он открыто и честно, без колеба­ний, поставил вопрос о необходимости новой формулы о возможности победы пролетарской революции в отдельных странах, не боясь того, что оппортунисты всех стран будут цепляться за старую формулу, стараясь прикрыть именем Маркса и Энгельса своё оппортунистическое дело» (Соч., т. 8, стр. 249—250).

    Дальнейшее развитие и углубление марксизма для условий нашей Родины, начавшей в Октябре строить социализм, марксизм — не догмы, а руководства к действию, руководства на каждый день, на пятилетия, на такие решающие периоды истории, как годы Великой Отечественной войны, — в этом необычайная сила могучей, действенной науки Ленина — Сталина. Анализируя дело Ленина, И. В. Сталин указывал, что В. И. Ленин «предугадывал движение классов и вероятные зигзаги революции, видя их, как на ладони» (Соч., т. 6, стр. 61).

    Этот же научный гений предугадывания пронизывает также всю рево­люционную государственную деятельность И. В. Сталина.

    Надо перечесть страницы «Вопросов ленинизма», «Краткого курса истории ВКПб)», тома сочинений И. В. Сталина, сравнить их с эта­пами истории нашей Родины за последние 50 лет, чтобы понять весь объем, сложность и дальновидность ленинско-сталинской науки о раз­витии человеческого общества. Как важнейшие разделы этой науки, тесно и сложным образом взаимосвязанные, могут быть названы: учение об империализме и общем кризисе капитализма, учение о диктатуре про­летариата, учение о возможности построения социализма в одной стране, о социалистическом многонациональном государстве, о взаимоотноше­нии пролетариата и крестьянства, об индустриализации страны, о кол­лективизации сельского хозяйства, о Конституции Советского социали­стического государства. Эти главы величественного ленинско-сталинского учения о Советском социалистическом государстве, о развитии челове­ческого общества в целом, о путях перехода к коммунистическому обществу теснейшим образом вошли в нашу жизнь, и в нашем со­знании стерлись грани теоретической мысли и ее воплощения в жизнь. Ленинско-сталинская наука полностью слилась с практикой нашего социалистического государства.

    Эта наука сделалась регулятором изменений экономических основ нашей страны, ее социальной структуры, политического строя и отно­шений с окружающими капиталистическими государствами. Она вскрыла противоречия капитализма, которые привели последний к критической фазе империализма и пролетарских революций. В. И. Ленин и И. В. Сталин полностью анализировали эту стадию капитализма, теоре­тически обосновали власть Советов как лучшую государственную форму диктатуры пролетариата, доказали возможность построения социалисти­ческого общества в стране диктатуры пролетариата, окруженной импе­риалистическими государствами, наметили конкретные пути экономи­ческой политики и пути постепенного вовлечения основных масс крестьянства в русло социалистического строительства, поставили и разрешили — как составную часть общего вопроса о международной пролетарской революции — национально-колониальный вопрос. Продолжая и развивая учение Ленина, И. В. Сталин сосредоточил свое внимание на проблеме диктатуры пролетариата и построения социалистического общества в условиях победившей революции и империалистического окружения. Октябрьская революция определила начало Новой эры в истории человечества. Она обострила кризис капитализма до максимальной степени. Возникли новые проблемы, касающиеся как самого капитализма, так и отношений между социалистической и капитали­стической системой; встал вопрос о дальнейшем существовании капи­тализма.

    И. В. Сталин указал и осуществил решения главнейших социально-экономических проблем для этого своеобразного периода сосуществова­ния двух систем — капиталистической и социалистической. В. И. Ленин открыл закон неравномерного развития капитализма в условиях импе­риализма. И. В. Сталин сделал новые, решающие выводы из этого закона.

    «Закон неравномерности развития в период империализма, — указывал И. В. Сталин, — означает скачкообразное развитие одних стран в отно­шении других, быстрое оттеснение с мирового рынка одних стран дру­гими, периодические переделы уже поделённого мира в порядке военных столкновений и военных катастроф, углубление и обострение конфликтов в лагере империализма, ослабление фронта мирового капитализма, возможность прорыва этого фронта пролетариатом отдельных стран, возможность победы социализма в отдельных странах» (Соч., т. 9, стр. 106).

    В этой формуле показана органическая связь современного развития капиталистического общества с войнами и неизбежность пролетарских революций и еще глубже, чем раньше, обоснована возможность построения социалистического государства в одной стране.

    Теория Ленина — Сталина об осуществимости социализма в одной стране включала в себя прежде всего решение важной проблемы эко­номического фундамента социализма. В связи с этим И. В. Сталин дал новые решения проблемы индустриализации страны и коллективизации сельского хозяйства.

    Возражая тем, кто под индустриализацией понимал вообще разви­тие промышленности, И. В. Сталин указывал, что «индустриализация должна пониматься прежде всего как развитие у нас тяжёлой промышленности, и особенно, как развитие нашего собственного машиностроения, этого основного нерва индустрии вообще. Без этого нечего и говорить об обеспечении экономической самостоятельности нашей страны» (Соч., т. 8, стр. 121—122).

    В своей речи на конференции аграрников-марксистов И. В. Сталин призвал научных работников к решению новых теоретических вопросов в области экономики. Сталинская теория обеспечила социалистиче­скую перестройку сельского хозяйства, победу колхозного строя в деревне.

    Важнейшая черта учения И. В. Сталина о развитии СССР на пути к коммунизму заключается в неуклонном утверждении им мирового значения Октябрьской революции. Еще в 1927 году И. В. Сталин пред­угадывал огромный размах революционного движения на Западе и Востоке. События огромной важности, развернувшиеся на наших глазах в Западной Европе, — победа дела народной демократии в Польше, Румынии, Венгрии, Болгарии, Албании, Чехословакии и создание демо­кратической миролюбивой республики в Германии — подтверждают правильность сталинского анализа положения, сложившегося после Октябрьской революции.

    В 1927 году И. В. Сталин указывал, что «Октябрьская революция открыла новую эпоху, эпоху колониальных революций, проводимых в угнетённых странах мира в союзе с пролетариатом, под руководством пролетариата» (Соч., т. 10, стр. 243). В том же году в речи «Между­народное положение и оборона СССР» И. В. Сталин, рассматривая революционное движение в Китае и его этапы, решительно указывал на третий этап — советскую революцию, «которой еще нет, но которая наступит» (там же, стр. 14). Образование новой Китайской республики, сбросившей ярмо империализма и колониального гнета, с поразительной убедительностью вскрывает глубину сталинского анализа социальных процессов.

    Пример деятельности Ленина и Сталина самым решительным обра­зом опрокидывает старые представления о науке как об отвлеченной области мысли, абстрагированной, изъятой из жизни и развивающейся по собственным, внутренним законам. Подлинная, передовая ленинско-сталинская наука вырастает из жизни, вызывается жизнью и переделы­вает жизнь, природу и общество.

    Учение Ленина и Сталина необъятно по своей широте. Оно охваты­вает самые общие принципы познания природы и общества и вместе с тем в самых тонких подробностях анализирует и решает практические вопросы сегодняшнего дня.

    Философская диалектико-материалистическая основа этого учения изложена И. В. Сталиным в двух замечательных работах, разделен­ных во времени более чем тремя десятилетиями. Основная часть статьи «Анархизм или социализм?», опубликованной в 1906—1907 годах, посвящена рассмотрению диалектического метода; к тому же фунда­ментальному вопросу И. В. Сталин вернулся в работе «О диалектиче­ском и историческом материализме» 1938 года, вошедшей составной частью в «Краткий курс истории ВКП(б)». В этом труде И. В. Сталин дал систематическое, поражающее своей простотой и глубиной изло­жение диалектико-материалистического мировоззрения.

    Прежде всего устанавливается прямая связь излагаемых общих философских принципов с революционной практикой.

    В работе 1906 года И. В. Сталин писал: «Марксизм — это не только теория социализма, это — цельное мировоззрение, философская система, из которой само собой вытекает пролетарский социализм Маркса. Эта философская система называется диалектическим материализмом» (Соч., т. 1, стр. 297).

    Тот же важнейший тезис, в форме еще более определенной, повторен И. В. Сталиным в начале его статьи 1938 года:

    «Диалектический материализм есть мировоззрение марксистско-ленинской партии» («История ВКП(б). Краткий курс», стр. 99). Этот тезис подчеркивает партийный характер диалектического материализма и определяет его практическую и политическую остроту и направлен­ность. Вместе с тем диалектика общества есть только частный слу­чай общей диалектики природы; законы ее простираются не только на жизнь человеческого общества. «История науки показывает,— писал И. В. Сталин в 1906 году, — что диалектический метод является подлин­но научным методом: начиная с астрономии и кончая социологией — везде находит подтверждение та мысль, что в мире нет ничего вечного, что всё изменяется, всё развивается. Следовательно, всё в природе должно рассматриваться с точки зрения движения, развития. А это означает, что дух диалектики пронизывает всю современную науку» (Соч., т. 1, стр. 301).

    И. В. Сталин ясными, отчетливыми штрихами характеризует особые стороны диалектических изменений в природе и обществе и дает неопро­вержимую по своей доказанности формулу материалистического реше­ния фундаментального для мировоззрения вопроса о взаимоотношении материального и психического в природе:

    «Конечно, в мире, — писал И. В. Сталин в 1906 году,— существуют идеальные и материальные явления, но это вовсе не означает того, будто они отрицают друг друга. Наоборот, идеальная и материальная стороны суть две различные формы одной и той же природы или обще­ства, их нельзя представить друг без друга, они существуют вместе, развиваются вместе, и, следовательно, у нас нет никакого основания думать, что они отрицают друг друга.

    Таким образом, так называемый дуализм оказывается несостоя­тельным.

    Единая и неделимая природа, выраженная в двух различных фор­мах — в материальной и идеальной; единая и неделимая общественная жизнь, выраженная в двух различных формах — в материальной и идеальной, — вот как мы должны смотреть на развитие природы и обще­ственной жизни. …развитию идеальной стороны, развитию сознания, предшествует развитие материальной стороны, развитие внешних усло­вий: сначала изменяются внешние условия, сначала изменяется мате­риальная сторона, а затем соответственно изменяется сознание, идеальная сторона» (Соч., т. 1, стр. 312—314).

    Эти слова И. В. Сталина можно было бы поставить эпиграфом всех работ, всего учения И. П. Павлова о высшей нервной деятельности.

    В «Кратком курсе истории ВКП(б)» И. В. Сталин дал исчерпываю­щую характеристику марксистского диалектического метода. Диалектика утверждает необходимую всеобщую взаимную связь предметов и явле­ний, ошибочность попыток изолированного их понимания и изучения. Важнейшим условием понимания природы и общества диалектика полагает неуклонный учет их непрерывного движения и развития. В противоположность метафизике, диалектика рассматривает процесс роста и развития не как простой количественный процесс, — она вскры­вает важнейший переход количественных изменений в прерывные каче­ственные, коренные изменения. Наконец, основное свойство диалектического развития природы и общества состоит в борьбе противоположных тенденций в течение процессов. И. В. Сталин приводит при этом слова Ленина:

    «В собственном смысле диалектика есть изучение противоречия в са­мой сущности предметов» («История ВКП(б). Краткий курс», стр. 104).

    Вся деятельность И. В. Сталина как великого вождя, ведущего народы к коммунизму, как гениального учителя и ученого проникнута диалектикой, могучим марксистским диалектическим методом, разре­шающим любые трудности. Все научное творчество И. В. Сталина — богатейший, вдохновляющий образец применения марксистской диалек­тики. При этом диалектический материализм Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина полон оптимизма и непоколебимой уверенности в победе. Этот оптимизм простирается на судьбы общества и на постижимость природы в целом.

    «…В противоположность идеализму, — говорит И. В. Сталин, — кото­рый оспаривает возможность познания мира и его закономерностей, не верит в достоверность наших знаний, не признает объективной истины, и считает, что мир полон „вещей в себе», которые не могут быть никогда познаны наукой, — марксистский философский материализм исходит из того, что мир и его закономерности вполне познаваемы, что наши зна­ния о законах природы, проверенные опытом, практикой, являются до­стоверными знаниями, имеющими значение объективных истин, что нет в мире непознаваемых вещей, а есть только вещи, еще не познанные, которые будут раскрыты и познаны силами науки и практики» («Исто­рия ВКП(б). Краткий курс», стр. 108).(*) Эта уверенность нашего великого учителя — материалиста-диалектика в несокрушимости естествознания, убежденность в объективной ценности науки о природе, в ее безгранич­ных перспективах дает силы и надежду советским исследователям в их созидательной работе по овладению природой и ее пониманию, а также в их борьбе с мистикой и идеализмом современной буржуазной науки.

    (*) мир и его закономерности вполне познаваемы… нет в мире непознаваемых вещей, а есть только вещи, еще не познанные
    — Познаваемы при желании ученых…

    По-новому раскрывает И. В. Сталин важнейшие черты исторического материализма. Материалистическая сущность этого учения прежде всего, как и в естествознании, позволяет утверждать достоверность науки о законах развития общества. Социализм из мечты о лучшем будущем человечества тем самым превращается в науку. Основное положение исторического материализма состоит в том, что условия материальной жизни определяют жизнь общества. Но этим утверждением не снимается роль общественных идей и теорий как движущего фактора общественного развития, порождаемого самим же этим развитием. Вместе с тем роль условий материальной жизни также может быть весьма различной. И. В. Сталин разбирает давний вопрос о роли географической среды в развитии общества и доказывает, вопреки распространенному в прежние времена мнению, что географическая среда, вследствие ее малой изменчивости за долгие исторические периоды, не может быть определяющим фактором в развитии общества, так как изменения в этом развитии происходят гораздо быстрее, чем изменения географической среды.

    И. В. Сталин показывает далее, что история общества есть прежде всего история производства, способов производства, сменяющих один другой, история развития производительных сил и производственных отношений. Для капиталистического общества неизбежно несоответствие производственных отношений и производительных сил, приводящее к экономическим кризисам, а затем и к социальным революциям. Наобо­рот, социалистическое хозяйство СССР характеризуется полным соответ­ствием производственных отношений с характером производительных сил.

    Философские труды И. В. Сталина вместе с «Материализмом и эмпириокритицизмом» и «Философскими тетрадями» В. И. Ленина со­ставляют тот важнейший первоисточник руководящих идей диалекти­ческого материализма, к которому постоянно прибегает теперь передо­вая наука в своем развитии. Замечательное свойство философии Ленина и Сталина заключается при этом в неразделимой связи самых общих, на первый взгляд кажущихся абстрактными, ее положений с практикой истории общества и культуры, развивающейся на наших глазах.

    Одно из проявлений гигантской творческой деятельности И. В. Сталина в области теории и практики социалистической революции и построения социалистического государства — его роль в организации новой совет­ской науки во всей ее широте и многообразии. Эта наука, возникшая и выросшая на основе наследства, оставленного дореволюционной Рос­сией, имеет право называться Новой и по содержанию, и по объему, и прежде всего по своей цели. Советская наука — это народная наука. Ее особые черты как народной науки охарактеризованы в знаменитой речи И. В. Сталина, произнесенной 17 мая 1938 года на приеме работников высшей школы в Кремле. И. В. Сталин провозгласил тогда тост за процветание науки, не отгораживающейся от народа, готовой слу­жить ему и обслуживающей народ не по принуждению, а добровольно, с охотой, за науку, не замыкающуюся в скорлупу монополистов, за науку, открывающую все двери молодым силам страны. Советская наука стала в Сталинскую эпоху народной потому, что она целиком направлена на службу народу, и потому, что в нее влился широким потоком народ из заводских цехов, с колхозных полей. Эта новая народная наука не хочет быть рабой традиций и смело ломает тради­ции, нормы и установки, когда они становятся устарелыми. Так, в Советской стране после Октября были решительно сломаны традиции в науке об обществе, в естествознании, химии, биологии, геологии, в са­мых разнообразных областях техники, электротехники, гидротехники, машиностроения, авиации и т. д.; возникла новая история, политическая экономия, новое учение о праве; победила мичуринская биология; химия и геология превратились в могучее практическое орудие техники; страна электрифицировалась, появилось московское метро, были построены огромные гидротехнические сооружения и, к удивлению американских стратегов и дипломатов, советская новая наука в невиданные сроки овладела атомной энергией.

    В своей речи, как пример мужественных людей, ломавших старое и создававших новое в науке, несмотря ни на какие препятствия, И. В. Сталин приводил величайшего человека современности — Ленина. Для всего передового человечества в наше время ясно, что рядом с Лениным стоит его ученик и гениальный продолжатель И. В. Сталин.

    «Бывает и так, — указывал И. В. Сталин, — что новые пути науки и техники прокладывают иногда не общеизвестные в науке люди, а совер­шенно неизвестные в научном мире люди, простые люди, практики, новаторы дела». Вдохновленная Сталиным, в нашу советскую науку и технику вошла сейчас целая армия простых людей, передовиков рабо­чих и колхозников, и в почетных списках лауреатов Сталинских премий рядом с академиками, профессорами и инженерами стоят имена сотен рабочих и крестьян.

    В Советской стране наука развивается, распространяется среди народа и внедряется в жизнь совсем иначе, чем это было где-либо до сих пор. Народная советская наука вместе с тем наука партийная.

    Она движется и растет по тем направлениям, которые указываются как самые насущные руководителем советского народа — коммунистической партией во главе с ее великим вождем И. В. Сталиным. Принцип партийности определяет самое содержание наук, их программу, их важнейшие русла. Коммунистическая партия — авангард передового рабочего класса. Только этот класс, торжество которого исторически неизбежно, дает социальную основу для передовой науки. Отсюда партийность науки есть выражение ее правильности. Влияние принципа партийности велико и плодотворно во всех областях знания: в науках об обществе, в технике и в естествознании.

    Резкими отличиями советского естествознания от буржуазного слу­жат его решительно выраженная материалистическая основа и практи­ческая направленность на служение народу. В капиталистическом мире именно за последние десятилетия больше чем когда-либо усилились попытки повернуть естествознание в большинстве его принципиальных разделов — математики, физики, астрономии, биологии — на службу идеализму и даже просто богословию. Эти стремления находят твердый отпор в советском естествознании.

    Попыткам представить математику как некую, ничем не ограничи­ваемую и ни на что не направленную идеалистическую игру ума, совет­ские математики в многочисленных блестящих исследованиях противо­поставили свою науку как вытекающую из нужд практики, из опыта и направленную в основном на решение конкретных задач техники и науки. Одновременно на очень большую высоту подняты и такие абстрактные отделы математики, как теория чисел и топология, рассма­триваемые как важный резерв для преодоления новых трудностей, кото­рые, несомненно, вызывает дальнейший рост техники и науки.

    Советская астрономия стала плотиной против мутного потока мисти­ческих концепций о создании мира, об ограниченности Вселенной и ее расширении и т. д., нашедших широкое распространение в капитали­стическом мире. Развиваются новые представления об эволюции Вселен­ной, резко порывающие с традициями. Наши обсерватории, оснащенные инструментами, изобретенными советскими учеными, и построенные советскими рабочими, дают возможность рассматривать и изучать Все­ленную новым видением.

    Советские физики внесли немалый вклад в материалистическое уче­ние о веществе и его строении, о силовых полях, о свете и его свойствах и оказывают большую помощь делу развития новой техники в промышленности, сельском хозяйстве и медицине. Вместе с тем была дана решительная отповедь идеалистическим философским утверждениям о равноправности учения Птоломея и Коперника, об индетерминизме и непознаваемости явлений, опиравшимся якобы на теорию относительности и волновую механику.

    Победа мичуринской биологии в Советской стране означала круше­ние механистических и идеалистических теорий в учении о живом веще­стве. Громадное развитие в нашей стране, при исключительном личном внимании Ленина и Сталина, нашло учение И. П. Павлова о высшей нервной деятельности, входящее как часть в самые основы материали­стического учения о природе. Особая забота и внимание И. В. Сталина к учению И. П. Павлова проявились, в частности, в создании це­лого павловского городка под Ленинградом — «столицы условных рефлексов».

    Пути распространения науки в Советской стране среди народа, по мысли и указаниям И. В. Сталина, стали необычайно широкими и разнообразными. Важные и практически существенные результаты науки, открытия и изобретения становятся незамедлительно известными благодаря многотиражным изданиям книг, использованию радио, путем сотен тысяч лекций, читаемых по всей стране, посредством бесчислен­ных выставок. В этой важнейшей работе по распространению знаний принимает участие научная интеллигенция страны, сама вышедшая за советские годы из народных недр. С каждым годом в нашей стране всё заметнее сглаживается грань между физическим и умственным трудом; достижения науки большого принципиального значения стано­вятся известными народным массам; они помогают формированию со­знательного понимания природы и общества, у каждого трудя­щегося.

    Так наука из обособленного кастового участка культуры, доступного немногим, становится в Сталинскую эпоху, наряду с искусством, обще­народным достоянием. В итоге непрестанно растет армия ученых, кото­рую пополняет народ, а результаты науки приносят пользу в таких размерах, которые ранее казались немыслимыми. Таково основное свойство нашей сталинской партийной науки.

    Другое ее свойство — постоянная неразрывная связь с жизнью, с практикой. «Наука, порвавшая связи с практикой, с опытом, — какая же это наука?» («Вопросы ленинизма» [1], стр. 502), — говорит товарищ Сталин. Вопрос о внедрении итогов научного исследования в жизнь стал основным. Советская страна ставит внедрение необходимым условием ученому любой специальности — математику, физику, технику, химику, биологу, геологу, историку, литературоведу, экономисту, философу. Для нашей Родины навсегда прошли те времена, когда деятели культуры могли считать, что они существуют якобы «не для битв». Советская наука — прежде всего мощное орудие материального про­гресса социалистического общества. Это органическое свойство советской науки непрестанно конкретизируется и закаляется. Важное движение последнего времени, движение содружества ученых и рабочих, науки и производства, особенно ясно выражает это важнейшее свойство сталинской науки.

    Государственное значение советской науки с полной ясностью про­явилось в эпоху сталинских пятилеток и в годы Великой Отечественной войны. Направляемые и вдохновляемые гением Сталина, наши ученые, инженеры, передовые рабочие и колхозники в короткий срок творчески овладели многообразной и сложной техникой и во многих случаях создали ее заново. Эта техника потребовалась для превращения страны из отсталой аграрной в могучее индустриальное государство с громад­ной новой промышленностью, рациональным сельским хозяйством, с широко разветвленным транспортом и невиданными ранее гидротехни­ческими сооружениями.

    Советская наука и техника по непосредственным указаниям И. В. Сталина с поразительной быстротой создавали для защиты от врагов новые виды вооружения, славную сталинскую авиацию, артил­лерию, радио и высокоразвитую военно-санитарную службу. Выросли, окрепли и необычайно дифференцировались наиболее тонкие виды про­мышленности — электрической, оптико-механической, химической. Страна, еще недавно ввозившая большую часть своего технического оборудова­ния из-за границы, получает его теперь в изобилии на своих заводах. В этой грандиозной технической революции, осуществленной под руко­водством И. В. Сталина, очень важное место принадлежало теорети­ческой науке. Поэтому и для этого советская сталинская наука стала плановой.

    Государственная роль науки потребовала ясности и организованно­сти в путях ее развития. Армия ученых и инженеров стала приучаться систематически разрабатывать свою стратегию и тактику, согласуя ее с общими государственными народнохозяйственными планами. Вопреки скептицизму староверов в науке в капиталистическом мире, сталинская наука стала плановой наукой. В этом состоит одна из ее основных и неразделимо с нею связанных особенностей, отличающая ее от беспо­рядочного и случайного роста науки в капиталистическом мире, диктуе­мого, в особенности в технических областях, нередко интересами отдель­ных конкурирующих фирм и так называемой модой, движущие пружины которой, в свою очередь, находятся в противоречивых интересах и прихотях капиталистического общества.

    Социалистическая природа Советского государства и огромный объем задач, стоящих перед нашей планируемой наукой в Сталинскую эпоху, определили особый коллективный ее характер. В отличие от науки дореволюционной России, когда решение любой научной задачи свя­зывалось всегда с одним человеком, многие важнейшие научно-техниче­ские задачи разрешаются сейчас не отдельными учеными, а целыми коллективами специалистов, иногда очень большими. В почетных списках Сталинских лауреатов чаще всего в качестве авторов работы фигурируют коллективы. Подчеркивание права собственности на науч­ный результат отдельного человека, пронизывающее историю науки в капиталистическом мире, заменяется в советской науке выявлением ее общественного, государственного значения.

    Октябрьская революционная победа положила начало совершенно новой эпохе в истории нашей отечественной науки. Помимо отмеченных глубоких принципиальных качественных изменений, это проявилось в огромном росте науки. Немногочисленные ряды ученых дореволюцион­ной России выросли в эпоху Ленина — Сталина в большую армию советских ученых, насчитывающую в своем составе свыше сотни тысяч специалистов различных отраслей. В распоряжении этих ученых нахо­дятся теперь тысячи хорошо оборудованных институтов, расположенных по всей стране.

    Ярким примером роста советской науки может служить история Академии Наук СССР, превратившейся за советские годы из замкнутого научного учреждения с несколькими небольшими экспериментальными институтами и с большим числом статических музеев, библиотек и архивов: в громадную, самую большую в мире ассоциацию исследовательских учреждений, институтов, обсерваторий, лабораторий, станций и т. д. по всем принципиально важным разделам науки, с 16 филиалами, расположенными по всей стране от Сахалина и Владивостока до Кишинева и Петрозаводска. Рядом с Академией Наук СССР выросли десять академий республик, входящих в состав Советского Союза. Некоторые из этих академий стали за короткий срок очень важными исследовательскими центрами. Этот удивительный рост и развитие академий наук были результатом исключительного внимания правительства и партии и лично Ленина и Сталина к вопросам развития отечественной науки, такой науки, которая нужна в социалистической стране, идущей к коммунизму.

    Необычайный рост советской науки, ее возрастающие успехи, чув­ство патриотизма и гордости за родную страну по-новому поставили вопрос о значении нашей отечественной науки, об отдельных замеча­тельных успехах ее прошлого. В дореволюционной России с давних пор культивировалось недостойное скептическое отношение к научным дости­жениям родной науки. Такой скептицизм намеренно поддерживался царским правительством, предпочитавшим опираться в технике и науке главным образом на иностранную помощь.

    Великим ученым дореволюционной России — Ломоносову, Менде­лееву, Бутлерову и другим приходилось в тяжелых условиях вести борь­бу за признание заслуг и достоинства русских ученых. Отечественная наука, несмотря на крайне неблагоприятные условия для ее суще­ствования и роста в царской России, могла по праву гордиться блестя­щими открытиями в разных областях знания и техники. Русской науке в XVIII веке принадлежала честь конкретного научного развития атомистической теории; русская наука определила целую революцию в учении о пространстве; химия в XIX веке наивысшего развития и обоб­щения достигла в России. Принципиальны, многообразны и значительны были успехи русской геологии. Русская география, геология и геофизика с успехом соревновались в своем развитии с соответствующими науками других стран.

    Несмотря на это, среди ученых было распространено преклонение перед иностранной наукой; авторитет своих ученых принижался или просто не признавался. Эти рабские традиции прошлого царской России изживаются и исчезают в Сталинскую эпоху. Советский ученый с гордостью смотрит на свое настоящее в области науки, но одновре­менно с уважением вспоминает и отдельные славные страницы про­шлого.

    Резко усилились интерес и внимание к истории отечественной науки. В результате большого труда исследователей открыты, иногда со­вершенно забытые, выдающиеся деятели прошлого. С несомненностью установлен русский приоритет в самых разнообразных областях техники. Совершенно по-новому представляется теперь советскому человеку мно­гообразная научная деятельность М. В. Ломоносова, Н. И. Лобачевского, Д. И. Менделеева и многих других великих отечественных ученых.

    Советская страна, советские ученые раскрыли качественную высоту отечественного научного наследства прошлого. С поразительной широтой и полнотой отмечали советская наука и весь народ юбилейные даты М. В. Ломоносова, Д. И. Менделеева, И. П. Павлова. В Сталинскую эпоху как никогда раньше выросло значение ученого, и впервые дана правильная оценка всему хорошему в области культуры, что досталось Советской стране от прошлого.

    В этом росте авторитета науки и ученых громадная роль принадлежит И.В. Сталину. Даже в грозные годы Великой Отечественной войны, в самом ответственном ее периоде, И. В. Сталин внимательно следил за наукой, за деятельностью Академии Наук и всемерно помогал ей в ее работе. «Надеюсь, что Академия Наук СССР,— писал он в телеграмме президенту Академии Наук СССР В.Л. Комарову 12 апреля 1942 года, — возглавит движение новаторов в области науки и производства и ста­нет центром передовой советской науки в развернувшейся борьбе со злейшим врагом нашего народа и всех других свободолюбивых наро­дов — немецким фашизмом».

    Под руководством Ленина и Сталина наша наука неузнаваемо вы­росла вместе со всей советской культурой, вместе со всей страной. После суровых испытаний нашей Родины в годы Великой Отечественной войны, после блистательной победы над фашистами, после того как советский народ, Советская Армия, советские рабочие, инженеры и уче­ные показали свою силу, организованную Советским правительством и партией Ленина — Сталина, И. В. Сталин мог с уверенностью обра­титься к нашим ученым со знаменитыми словами:

    «Я не сомневаюсь, что если окажем должную помощь нашим учё­ным, они сумеют не только догнать, но и превзойти в ближайшее время достижения науки за пределами нашей страны» («Речь на предвыборном собрании избирателей Сталинского избирательного округа г. Москвы 9 февраля 1946 г.», Госполитиздат, 1946, стр. 22). С тех пор как были сказаны эти слова, прошло четыре года, и успехи советской науки за это время были настолько велики, что нельзя сомневаться в том, что советские ученые близки к решению задачи, поставленной перед ними И.В. Сталиным.

    Академия Наук СССР гордится тем, что И. В. Сталин входит в ее состав как почетный академик. Избранием И.В. Сталина Академия Наук СССР констатировала необычайное значение вклада, внесенного И. В. Сталиным в сокровищницу передовой науки всего мира.

    Вместе со всем советским народом, вместе с передовыми людьми всего мира советские ученые почтительно и горячо приветствуют вождя народов, корифея науки, великого Сталина по случаю его 70-летия.

    Да здравствует величайший человек наших дней, мудрый Сталин!

    [1]Здесь и в дальнейшем «Вопросы ленинизма» цитируются, кроме оговоренных случаев, по 11-му изданию.

    Академик С.И.ВАВИЛОВ

    источник

    — — — — — — — — — — — — — —

    Дополнение от Админ

    Не пустые слова и не на пустом месте. Но сначала — вопрос как бы трудный для общества — репрессии:

    http://цельжизни.орг/?p=788 РЕПРЕССИИ: ОПРАВДАНИЕ СТАЛИНА

    http://цельжизни.орг/?p=7040 Глава ФСБ рассказал об оправданности сталинских репрессий:

    «По его словам, многие обвиненные в сталинские годы действительно сотрудничали с «иноспецслужбами» и планировали убить Сталина

    Глава ФСБ Александр Бортников в интервью «Российской газете» рассказал об истории своей спецслужбы и попутно сообщил, что сталинские репрессии в значительной степени имели «объективную сторону».

    «Хотя у многих данный период ассоциируется с массовой фабрикацией обвинений, — заявил Бортников, — архивные материалы свидетельствуют о наличии объективной стороны в значительной части уголовных дел, в том числе легших в основу известных открытых процессов».

    Ещё по теме: http://цельжизни.орг/?p=6617 Земля – тюрьма? или Земля – это Школа?

    http://цельжизни.орг/?p=735 Какое общество в Советском Союзе строил И.В. Сталин

    http://цельжизни.орг/?p=682 МИСТИЧЕСКИЙ СТАЛИНИЗМ

    * * *

    http://www.russlav.ru/stat/130_stalin.html Посвящается 130-летию со дня рождения И.В. Сталина

    https://sahallin.livejournal.com/23056.html ВЕЛИКИЙ СТАЛИН – GREAT STALIN

    1-я пятилетка!!! https://ss69100.livejournal.com/4070304.html

    и т.д.

    Besucherzahler ukrain women