Август 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июл    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031  
Свежие комментарии

    Космическое Раскрытие – 2: «Технологии Межпланетных Сил Обороны и Реагирования». Интервью Джея Вайднера с Джейсоном Райсом

    Д.В.: Здравствуйте! Добро пожаловать на еще один эпизод программы Космическое Раскрытие. С нами Джейсон Райс, отважный член ТКП. Привет, Джейсон. Как дела?

    Д.Р.: Джей, все хорошо. Спасибо за приглашение.

    Д.В.: Здорово, что Вы вернулись. Пожалуйста, расскажите о некоторых необычных медицинских устройствах, с которыми Вы сталкивались в период службы в МСОР – Межпланетных Сил Обороны и Реагирования.

    Д.Р.: Ох, с удовольствием. Первым устройством, с которым я столкнулся в связи с медицинской технологией, был действующий сканер, через который нам приходилось проходить, чтобы попасть в медицинское крыло базы Fort Indiantown Gap (FIG) – нашего первого учебного полигона. По-видимому, еще до моего прибытия на базу произошло следующее: определенные жизненные формы пытались обрести доступ в медицинское крыло.

    Медицинское крыло – это одно из самых строго контролируемых мест на базе. Медики не хотели, чтобы в имеющуюся там нанитную технологию либо проникли, либо ввели в нее вирус. Вот один из примеров, привлекший их внимание. Кто-то неизвестный пронес что-то в медицинское крыло и создал все виды проблем с существующим нанитным обеспечением, используемым в то время. Чтобы убедиться в том, что такое не повторится, на входе в медицинское крыло охрана соорудила очень строго охраняемый контрольно-пропускной пункт.

    Он включал заблокированную комнату, в которой был установлен сканер. Через него должен был проходить любой, кто входил в медицинское крыло и выходил из него. Скалярная технология позволяла наблюдение в активном режиме того, что происходит внутри тела. Также она позволяла рассматривать и видеть разные энергетические поля, создаваемые телом, поскольку выяснилось, что вышеупомянутому носителю удалось проникнуть в лабораторию с помощью какого-то энергоносителя.

    Д.В.: То есть, в лабораторию пыталась проникнуть какая-то инопланетная группа? Вы это хотели сказать?

    Д.Р.: Это была инопланетная разведка. Она пыталась обрести доступ к нанитам, и ей это удалось. Медики потеряли часть нанитов.

    Д.В.: С какой целью?

    Д.Р.: С целью похищения. Чтобы все, кто прошел и будет проходить через усиление испорченными нанитами, могли подвергаться внешней и дистанционной активации или контролю. Ну, как в фильме Манджурский кандидат, в котором демонстрируется то, как кому-то удалось обрести доступ туда, куда не полагалось.

    Д.В.: Разве не легче было бы дождаться, пока человек не окажется вне комнаты, а затем обрести над ним контроль посредством электроники? Настоящих нанитов?

    Д.Р.: Как только в тело вводятся наниты, в целях безопасности начинают действовать определенные инструкции. Имейте в виду, что процесс терапии нанитного усиления, укоренение нанитов, занимает около 24-х часов. Причина такой продолжительности в обретении входа в каждый самый отдаленный уголок и щелочку вашего тела. Иногда, чтобы это сработало в отдаленных тканях, требуется от 8 до 12 часов. Как только наниты устанавливаются на место в человеческом теле, солдат, частью которого становятся наниты, становится объектом предпринимаемых мер предосторожности. Существуют и общие меры предосторожности для предотвращения проникновения.

    Д.В.: То есть, инопланетная группа пыталась проникнуть в комнату, чтобы технически изменить сами наниты?

    Д.Р.: Технически, чтобы впрыснуть наниты в свою собственную энергетическую подпись так, чтобы по желанию инопланетяне могли дистанционно контролировать определенные аспекты или контролировать хозяина, индивидуума.

    Д.В.: Полагаю, инопланетная группа не преуспела?

    Д.Р.: Не преуспела. Они заразили все хранилища терапий нанитного усиления, находившиеся в медицинском крыле в то время. Часть процесса мониторинга, осуществляющегося в сооружении 24 часа 7 дней в неделю, – поиск определенных подписей. Как только выявляется присутствие определенной подписи, раздается сигнал тревоги, даже если полный масштаб произошедшего неизвестен.

    Д.В.: То есть, это сканирующее устройство видит ваши органы, кровообращение…?

    Д.Р.: О, да.Я имею в виду, это потрясающая технология. Находящийся в комнате часовой – это специалист по безопасности, солдат, не являющийся медицинским техником. Но он способен пользоваться данной технологией, чтобы видеть кровообращение, сердцебиение и все, что происходит внутри пищеварительной системы. Вы можете настраивать и приспосабливать сканер на демонстрацию разных глубин или разных фокальных точек тела. Вы можете видеть даже синаптические процессы в мозге.

    Д.В.: Вот это да!

    Д.Р.: После прохождения через сканер, я выходил на другую сторону и подходил к окошку, чтобы получать приказы и вещи, которые носил с собой. Мне удалось заметить, что это необычный экран монитора. Это целая стена. Я смотрел на стену и видел, что на мониторе до сих пор видно мое изображение. Я мог видеть все, с головы до пят. По-видимому, еще одна причина наличия заблокированной комнаты в том, что сейчас можно было видеть каждого, кто проводил с собой запрещенного носителя или инфекцию, и блокировать его в комнате.

    Также в этой комнате имелись потайные бойницы, доступные из смежной контролирующей комнаты. Вы не могли видеть, где находятся солдаты охраны, но когда они стреляли, стена исчезала. Что же касается нарушителя, если он не сопротивлялся… Охрана скрывалась так, что вы не могли видеть, откуда она появляется, потому что самое лучшее местонахождение для зараженных психопатов – заблокированная комната. Это она и обеспечивала.

    Д.В.: Итак, с помощью сканера можно было выявлять испорченные наниты?

    Д.Р.: Верно.

    Д.В.: Я понял. Как давно Вы видели подобную технологию?

    Д.Р.: В 1997 году. С тех пор сканеры стали портативными до такой степени, что появились даже ручные сканеры, способные делать то же самое. С ручным сканером вы могли подойти к кому-то и посмотреть…

    Д.В.: Как доктор Кости в фильме Звездный путь?

    Д.Р.: Да. …имеется ли в определенном месте перелом, линия волос или разрыв мягких тканей.

    Д.В.: Тогда такой сканер весьма полезен в боевой ситуации.

    Д.Р.: Ох, чрезвычайно полезен. С его помощью можно видеть и конкретно определять, в каком месте имеется проблема. Сканер не ограничивается костями, тканями и органами, он показывает путь прохождения шрапнели. Имеются определенные металлы или элементы, инертные к нанитам, их следует удалять более традиционными способами, более продвинутыми хирургическими методами.

    Д.В.: Оказывают ли наниты определенные воздействия на психику или человеческий разум?

    Д.Р.: Некоторые вредные влияния нанитов включают… Знаете, посредством нанитов вы можете контролировать уровень адреналина, потоотделение, сон, питательные вещества, воду и все такое. Наниты могут пользоваться всеми доступными питательными веществами, но когда они исчерпаны, вам остается только умереть. Поэтому очень важно знание того, как много запасов хранит ваше тело, сколько их вы можете использовать, и что можете делать. Часть процесса подготовки состоит в том, чтобы вы знали свои границы. Дополнительные терапии нанитного усиления включают не только глаза и уши, но и шишковидную железу, а также способность фокусировать энергию и внимание на определенных частях тела.

    Одной из вещей, которые нам следовало знать о терапии нанитного усиления, было то, что наниты можно переключать на режим вибраций. Пожалуй, это самый лучший способ описания. Итак, вот что мы могли делать, как часть процесса обучения: определять разные части тела, которые либо больны, либо ранены, либо нуждаются в большей подпитке. При наличии биологической подпитки в виде нанитов, например, в кончике пальца, вы можете определить, что с ним не так.

    Все органы в теле следует изучить так, чтобы вы могли определить разные системы, нуждающиеся во включении, или отключении, усилении или ускорении. Сюда входит шишковидная железа, а также способность различать ощущения и делать выводы: мне нужно концентрироваться и фокусироваться не на коленной чашечке, а на шишковидной железе. Это позволяет улучшить работу конкретного органа, железы или системы, которые вы стремитесь усилить.

    Д.В.: Должно быть, нанитами управляет программа ИИ?

    Д.Р.: Определенный вид. Это не автономный ИИ, поскольку он нацелен на тело, человека, солдата, и на мозг. Хотя имеются и автономные системы с нанитами, которым не требуется ввод от солдата или индивидуума. Но большая часть нанитов управляется оператором.

    Д.В.: Разве не интересно, что все это происходит здесь на Земле?

    Д.Р.: Да. А еще я осознал следующее: при наличии биологической подпитки, а также способности концентрироваться и фокусироваться, для достижения такой способности нам вовсе не нужны наниты.

    Мы слышим о монахах, способных всю ночь просидеть на горе при температуре замерзания. Они могут регулировать температуру тела. Это то же самое. Чтобы делать такое, вам вовсе не нужны терапии нанитного усиления. Такие терапии – это просто кратчайшее расстояние, уменьшение количества времени на овладение таким видом мастерства. Мы уже снабжены базовой структурой, чтобы делать это.

    Д.В.: То есть, Вы хотите сказать, что могли регулировать температуру тела по желанию?

    Д.Р.: При наличии терапии нанитного усиления, да.

    Д.В.: Пребывать при температуре замерзания и не болеть?

    Д.Р.: Безусловно. Также вы способны перераспределять кислород в теле так, чтобы задерживать дыхание на более долгие периоды времени. Пользуясь терапией нанитного усиления, вы можете быстрее охлаждать тело. Изменяя определенные гормоны в теле, вы обретаете способность регулировать и менять паттерны сна в своей системе, а иногда и вовсе не испытывать потребность во сне. Но здесь все сложнее, так как если вы не спите слишком долго, потребность во сне все равно вас настигнет. Нарушение сна – это одна из проблем, которую следует избегать.

    Д.В.: Особенно в боевых ситуациях.

    Д.Р.: Конечно.

    Д.В.: Когда Вы служили в Межпланетных Силах Обороны и Реагирования, сталкивались ли Вы с программами клонирования?

    Д.Р.: В конце периода обучения нам говорили, что уведомили наши семьи о нашей гибели. Это была мотивация двигаться вперед и не особо задумываться. У нас не оказывалось выбора, кроме как оставаться на своем пути. Некоторым семьям послали клонов, на 100% похожих на нас, с головы до ног, чтобы они могли похоронить тела.

    Д.В.: То есть, в случае необходимости у них всегда был Ваш клон?

    Д.Р.: Нет, это не так. Больше похоже на то, что имелись все измерения и аналитическая информация для того, чтобы делать все, что нужно. Если необходимо создать клон, для этой цели есть ДНК. Поэтому единственные клоны, которых я видел… Я узнал о них, уже будучи инструктором подразделения 333 на базе Fort Indiantown Gap, в самом конце своей карьеры.

    Д.В.: Итак, Вы сражаетесь, и наниты могут помогать в определенной степени. Если в Вас стреляют из крупнокалиберного оружия, что происходит на поле боя? Какова процедура?

    Д.Р.: Наниты способны прекращать циркуляцию крови так, что если солдат потерял, скажем, руку, он не умрет от кровотечения.

    Д.В.: Это хорошо.

    Д.Р.: Наниты перекроют кровеносные сосуды, чтобы предотвратить дальнейшую потерю жидкости. На проявление эффекта требуется 10-30 секунд. Это часть более автономных характеристик некоторых нанитов. Если солдат пребывает в состоянии крайне плохого медицинского состояния, тогда наниты… На такой случай одна из инструкций предусматривает погружение его в кому для того, чтобы замедлить все процессы. Тогда шансы на выживание значительно возрастают; врачи больше сталкиваются с фактом потери нескольких конечностей, с огромной потерей крови и так далее.

    Д.В.: В предыдущем эпизоде Вы рассказывали о том, что Вам заменили руку.

    Д.Р.: Да-да, ее просто заново вырастили. Вырастили посредством продвинутой технологии.

    Я проходил через процесс, включавший погружение в гелеобразную субстанцию. А потом руку напечатали в 3D, ведь вся информация имелась в файле.

    То есть, медикам было известно все вплоть до последнего капилляра в моем теле. Поэтому руку удалось воссоздать. Проблема не в воссоздании утраченных конечностей, проблема в том, чтобы заново научиться ими пользоваться. Потому что, хотя новые проводящие пути уже соединены с теми же самыми проводящими путями, остается проблема перехода.

    Д.В.: Вам приходилось заново учиться моторике и всему такому?

    Д.Р.: Да.

    Д.В.: Между прочим, я уже слышал об этом. Итак, Вы на поле боя. Люди действительно умирают? Солдаты реально умирают?

    Д.Р.: Конечно.

    Д.В.: Происходит нечто настолько травмирующее, что с ним ничего невозможно сделать?

    Д.Р.: Хм. Например, после нападения на Зону 26 посредством кинетического энергетического оружия были солдаты, которых так никогда и не нашли. Я имею в виду, обнаружили отдельные куски. Вот что там произошло. Большой метеорит ударил по близлежащему пресноводному океану. Именно там находились солдаты, куски тел которых мы подобрали. Были и другие, от которых не осталось даже кусков. Поэтому ответ “да”, солдаты гибнут на поле боя.

    Д.В.: Осмелюсь предположить, что непосредственной целью терапии нанитного усиления было избежание гибели солдат?

    Д.Р.: Безусловно. Избежание смерти и обретение больших шансов на выживание в обстоятельствах полного спектра враждебных условий, от холодной погоды, жаркой погоды, до…

    Д.В.: Когда вы находились на поле боя, сопровождал ли вас медицинский персонал?

    Д.Р.: В принципе, во время подготовки, каждый солдат проходил довольно интенсивную медицинскую тренировку. Подробностей я не помню, помню только, что проходил. Каждый солдат на месте мог оказать первую медицинскую помощь. Также в наши обязанности входили подготовка и координация местного населения. Это означало, что мы были в состоянии помогать аборигенам и в смысле медицинских услуг.

    Д.В.: Вы упоминали технологии нейронного интерфейса. Не могли бы Вы объяснить это более детально?

    Д.Р.: Конечно. Технология нейронного интерфейса, которой мы пользовались, была направлена на дополнение посредством терапии нанитного усиления. Она позволяла прямое взаимодействие с компьютером или программным обеспечением, способным к общению.

    Д.В.: Что это такое? Что такое нейронный интерфейс?

    Д.Р.: Это контроль над системой вооружения, системой руководства, системой полета и управления посредством ума вместо рычагов управления, рулевого колеса или чего-то физического. То есть, это способность контролировать взаимодействие человека с машиной посредством разума, а не наличия чего-то физического.

    Д.В.: Довольно полезно, не так ли?

    Д.Р.: Очень полезная технология. Технология нейронного интерфейса весьма специфична в том, что, как и где можно контролировать. То есть, это не то, что традиционно считается связью ум-машина. Такой интерфейс способен контролировать множество вещей одновременно. Например, пилоты, отвечающие за челноки, способны отслеживать, выявлять или нацеливаться на определенные вещи и сообщать о них командиру, одновременно управляя челноком и следя за определенными системами челнока, как-то за боковым ветром, температурой и так далее, и вносить необходимые поправки. У людей с нейронным интерфейсом значительно сокращается время реакции и убирается неуклюжесть, одновременно повышается и улучшается эффективность.

    Д.В.: То есть, Вы хотите сказать, что пилот способен просто приказать вести огонь из хвостовых орудий, и так и будет?

    Д.Р.: Если системы автоматизированы. С помощью систем нацеливания пилот может даже привести в действие одно орудие или, по крайней мере, высветить определенные вещи стрелку, привлекая к ним его внимание. То есть, пилот что-то видит и обращает на него внимание соответствующих исполнителей.

    Недавно я видел, как Управление перспективных исследований США выходит с нейронными интерфейсами для солдат, рекламируя эту технологию как нечто новое, хотя на самом деле такая технология существует уже давным-давно. Просто, наконец, принято решение ее рассекретить.

    Д.В.: Если такая технология имеется, а Вы утверждаете, что это так, тогда почему бы кому-нибудь компетентному не связаться с власть имущими, чтобы просто воспользоваться такими солдатами здесь на Земле и позаботиться о любой желаемой ситуации?

    Д.Р.: Видите ли, взятые с солдат клятвы основаны на поддерживании и следовании морально-этическим стандартам. Выступления против гражданского населения не подпадают под подобную категорию.

    Д.В.: То есть, служа в рядах Межпланетных Сил Обороны и Реагирования, вы никогда не сражались с гражданским населением?

    Д.Р.: Мы помогали улаживать кое-какие волнения среди населения, но никогда не применяли продвинутые военные технологии для подавления аборигенов.

    Д.В.: Но, теоретически, группа военных, имеющая таких супер солдат, могла бы воспользоваться ими здесь на Земле против гражданских, не так ли?

    Д.Р.: Думаю, да.

    Д.В.: Как Вы считаете, такое происходит?

    Д.Р.: Полагаю, нет. Хотя бы просто потому, что подобные технологии засекречены. Если бы они вышли на поверхность таким образом, это послужило бы огромным вкладом в картину Раскрытия.

    Д.В.: Вы когда-нибудь получали продвинутую технологию от инопланетян?

    Д.Р.: Инопланетяне, с которыми мы вступали в контакт, обладали весьма специфическим техническим продвижением. Если сравнивать с Землей, то они пребывали где-то на уровне 1850-х годов, в начале Промышленной Революции. Поэтому, за несколькими исключениями, технологии, с которыми мы сталкивались, были не такими продвинутыми, как наши. Например, на Планете 1 для выработки электричества цивилизации пользовались разницей напряжений на планете. Чем-то вроде Башни Вондерклиф, которую построил Тесла. Для создания электричества Тесла тоже пользовался разностью потенциалов между Землей и атмосферой.

    Поскольку я никогда раньше не видел подобную технологию, пока не оказался на Планете 1, мне она казалась новой. Однако на нашей планете она существовала с начала прошлого века.

    Д.В.: То есть, для выработки электричества местное население пользовалось технологией Теслы?

    Д.Р.: Да. Это был постоянный ток, которым пользовались для освещения и кое-каких других вещей. Местные жители не выходили за пределы способности пользоваться им для освещения или искусственного освещения.

    Д.В.: Они построили башню? Башню Вондерклиф, начали получать электричество или за этим стояла какая-то другая технология?

    Д.Р.: Аборигены встраивали такие башни в здания. В каждое жилище.

    Представьте круглое здание, похожее на юрту, иногда одноэтажное, иногда трехэтажное, с конусообразной крышей со шпилем наверху. В некоторые шпили встраивалась система воздушного потока. Тогда обычные разницы температур и термальные изменения в здании вынуждали теплый воздух подниматься вверх, а холодный опускаться вниз. Холодный воздух использовался для охлаждения, а шпиль наверху для выработки электричества.

    Д.В.: Но ведь технология, о которой Вы рассказываете, – это технология Теслы? Это ведь не инопланетная технология?

    Д.Р.: Нет, это инопланетные технологии, технологии инопланетян-гуманоидов, с которыми мы столкнулись на Планете 1.

    Д.В.: То есть, они усовершенствовали технологию Теслы на свой лад?

    Д.Р.: Они не усовершенствовали ее. Просто открыли ее и пользовались ею. Я ведь уже говорил о том, что их цивилизациями движет не необходимость изобретать и улучшать. Ими движет стремление найти что-либо уже работающее, и это счастье, если оно остается на планете. Они…

    Д.В.: Некий вид устойчивого состояния?

    Д.Р.: Да. Прекрасный способ выражения.

    Д.В.: С какими еще потрясающими технологиями Вы сталкивались, помимо сканеров и всего вышеупомянутого?

    Д.Р.: Самые блестящие технологии, те, которые просто взрывали мой ум, были связаны с технологиями силовых полей. Ими пользовались все виды космических кораблей. Потрясает уже лишь сам размер кораблей, которыми мы пользовались в рамках ТКП.

    Д.В.: Насколько они велики?

    Д.Р.: Восемьсот метров.

    Д.В.: Уильям Томпкинс рассказывал, что проектировал космические корабли размером 800-1600 метров. Как Вы думаете, это тот же дизайн, о котором он говорил, или они еще более продвинутые?

    Д.Р.: Лично мне больше знакомы корабли стреловидной или сигарообразной формы.

    Кроме того, как я уже говорил, существуют мириады другие более мелких кораблей-челноков, в зависимости от миссии.

    Д.В.: Стреловидная форма подразумевает возможность полетов в атмосфере, так же, как и полетов во внешнем космосе?

    Д.Р.: Да. Физические свойства внешних краев кораблей указывают на возможность использования их в атмосфере, поскольку они плавные и предназначены для уменьшения трения и сопротивления.

    Д.В.: Как насчет движения под водой? Могут ли корабли передвигаться под водой?

    Д.Р.: Конечно.

    Д.В.: Имеются ли на Земле подводные базы?

    Д.Р.: Насколько я знаю, да.

    Д.В.: С помощью чего передвигаются эти огромные гигантские корабли? Что служит источником энергии?

    Д.Р.: Большая часть источников энергии, которыми мы регулярно пользовались, представляли собой антиматерию по типу эффекта Холла,[1] когда частица или частицы приходят в движение внутри герметичной системы. Вращение частиц создает поле. Затем поле перемещается в проводник, который и генерирует электричество. Такие энергетические системы можно делать миниатюрными, размером с пачку сигарет, или как угодно большими. Полицейское оружие Con, работающее по принципу дестабилизации фазы, обладает своей собственной энергетической системой, потому что буквально пожирает электричество. Сама по себе такая система размером приблизительно с горизонтальную морозилку. Очень большая.

    Д.В.: То есть, никакой ядерной энергии и все такое?

    Д.Р.: Те системы, которыми пользовался я, не имели никакого отношения к ядерной энергии, хотя имелись и такие. Однако если вам не нужно прибегать к чему-то такому смертоносному, и вы можете обойтись чем-то, таким же смертоносным, но другим, и последнее стоит вам не так дорого, почему бы не перестроиться на последнее? Все подсистемы, системы безопасности, системы охлаждения и все такое, для чего требуется ядерные силовые генераторы, вовсе не нужны, если вы пользуетесь, например, антиматерией.

    Д.В.: Скажите, а в ТКП применяются термоядерные реакторы?

    Д.Р.: Один из реакторов на базе FIG работал по принципу синтеза при комнатной температуре. Поэтому одной из технологий был реактор с гранулированным топливом.

    Д.В.: То есть, они уже достигли успехов в использовании ядерного синтеза, просто не сказали об этом нам.

    Д.Р.: Да. Им выгодно, чтобы население планеты по-прежнему пользовалось ископаемым топливом.

    Д.В.: Какие из используемых сейчас технологий на Земле тоже просочились из ТКП?

    Д.Р.: Таких технологий полно.

    Д.В.: А именно?

    Д.Р.: Ну, генные терапии, которые сейчас можно видеть повсеместно, тоже дитя тех же самых программ. А вот еще одна замечательная технология: каждый солдат носил с собой аптечку с особым медицинским пластырем. Это рулон, если хотите, второй кожи, шириной 7,5 см и длиной 3 м. Он наматывается на баллончик со спреем, размером с бутылочку спрея для чистки очков. Не очень большой. Вы отрываете столько пластыря, сколько нужно, помещаете его на рану, он прилипает, а затем применяется спрей.

    Один из компонентов спрея активирует наниты, и в пластыре происходят генетические модификации. Теперь он способен маскировать и закрывать раны, заклеивать ожоги, порезы, проколы и даже раны от пуль. В состав пластыря входит универсальная ДНК. Так же, как и в случаях с терапией нанитного усиления, пластырь изначально снабжен последовательностью универсальной ДНК. Когда пластырь помещается на кожу солдата, он пользуется собственной ДНК солдата для замены генетической формы так, чтобы генетическая форма самого солдата больше не была решающей, и не возникало бы ни малейшего шанса на отторжение.

    Как только воспроизводится последовательность ДНК солдата, пластырь больше ничем не отличается от любой другой части кожи, или тела, или ткани солдата. Это очень-очень полезная технология с точки зрения того, что если вы порезались, поцарапались или в вас попала пуля, посредством пластыря вы можете закрыть рану, запечатать ее и продолжать заниматься своим делом. Такой вид технологии широко применяется в современной медицине. У врачей имеется производный аналог второй кожи.

    Д.В.: И это уже используется?

    Д.Р.: По крайней мере, начинает выходить на поверхность.

    Д.В.: То есть, это самое начало?

    Д.Р.: Мы начинаем это видеть.

    Д.В.: Как насчет других технологий, просочившихся к нам подобным образом?

    Д.Р.: Я бы сказал, что их немало. Например, технологии электрогравитационного привода. Мы уже можем видеть на стоянках машины Бьюик с таким приводом. Или, скажем, доступ к таким подвинутым технологиям, как репликаторы. Тогда вам понадобиться хранить дома только основные элементы, вам не придется ходить в магазины и покупать разные продукты, материалы или компоненты. Все, что вам потребуется, – это запас углерода, азота, кислорода, в общем, разных основных элементов, и это все.

    Д.В.: Репликатор – это машина, делающая пищу и продукты?

    Д.Р.: Да. Следующим шагом в развитии человечества станет движение в сторону ухода от процесса централизованного производства к процессу децентрализации. Люди обретут способность создавать все у себя дома.

    Д.В.: Безусловно. Мы уже почти там. Принтеры 3D. Джейсон, здорово, что Вы с нами и делитесь такой интересной информацией.

    Д.Р.: Джей, спасибо за приглашение. Все это о Раскрытии.

    Д.В.: Уважаемые зрители и читатели, надеюсь, вам понравилось. Спасибо за внимание.

    — — — — — — — — — — — — — —
    [1] Эффект Холла – это явление возникновения в проводнике, который находится или перемещается в зоне действия магнитного поля, разности потенциалов или электрического напряжения.

    divinecosmos.e-puzzle.ru

    Besucherzahler ukrain women