Январь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Свежие комментарии

    Правда ли, что Сталин поручил Королеву разбираться с НЛО?

    В разных документальных фильмах часто сообщается, что Сталин поручил Королеву разбираться с НЛО, о которых сообщали военные.

    Я решил разобраться, насколько это правда.

    Оказалось, как минимум трое сотрудников Королева рассказывают об этом.

    1. Валерий Павловича Бурдаков, соавтор книги «Ракеты будущего».

    2. Аркадий Осташев, научный консультант из РКК «Энергия» в своем интервью в День космонавтики рассказал то же самое.

    3. Математик, астроном, доцент МАИ Феликс Зигель это же записал со слов Михаила Тихонравова.

    Вот соответствующие отрывки из собственноручно написанных воспоминаний Бурдакова:

    «Тайны небесных аномалий», (журнал «Аномалия», М., № 2–3, 1996)

    Валерий БУРДАКОВ, доктор технических наук, профессор.

    Летом 1959 года после окончания МАИ я оказался в подмосковном Калининграде на «фирме» известного артиллерийского конструктора В.Г.Грабина, т.е. в ЦАКБ-57. Осенью того же года эта организация была ликвидирована, а ее территория и персонал присоединены к ОКБ-1 С.П.Королева. Мы коллективно сфотографировались с Василием Гавриловичем, попрощались с ним и приступили к «космической» деятельности. За несколько месяцев работы в Центральном артиллерийском КБ мне удалось пополнить свой архив НЛО, а по части термоядерного двигателя с термоядерной ракетой познакомиться с академиком М.В.Келдышем – в то время научным руководителем НИИ-1 МАП…

    Шила в мешке, как говориться, не утаишь, и сотрудники ОКБ-1 узнали о моих материалах «по тарелкам». А узнав, стали все чаще и чаще приходить на мое рабочее место и удовлетворять любопытство. Чтобы не сильно отвлекаться, я предложил организовать как-нибудь после работы ознакомительную лекцию для желающих. Но этого не случилось, т.к. слух о моих увлечениях дошел до начальника отдела С.С.Крюкова, который, по-видимому, и предложил моему начальнику группы В.С.Ануфриеву написать текст докладной записки обо мне аж самому С.П.Королеву. Я тогда еще не знал, что сам «СП» отсидел порядочный срок в Бутырской тюрьме и на Колыме. И тоже по докладной записке, в которой, как и в моем случае, утверждалось, что Королев – молодой тогда и инициативный руководящий работник РНИИ – занят не теми инженерными проработками, которые нужны Родине, а думает о такой глупости, как ракетный полет человека в стратосферу и даже чуть ли не сам хочет туда лететь…

    Естественно, когда меня вызвали «на ковер» к Главному конструктору, я мысленно был готов к самому худшему – увольнению или, если все обойдется, строгому выговору. Но случилось чудо! Сергей Павлович был очень приветлив и очень занят:

    – Я тут прочитал о тебе. Ты что, веришь в «тарелки»?

    – Еще не знаю, Сергей Павлович. Много неясного.

    – Как же ты хочешь добиться ясности?

    – Неплохо был съездить с официальным письмом в Пулковскую обсерваторию…

    – Хорошо. Подготовь такое письмо и поезжай. Я подпишу…

    Вот, собственно, и весь разговор. Несколько позже я узнал, что «отстоял» меня перед Королевым его первый заместитель В.П.Мишин, с которым Сергей Павлович часто советовался по многим производственным вопросам. Василий Павлович был правой рукой «СП» в вопросах техники, освобождая Главного для решения вопросов технической политики, т.к. после первых наших успехов в Космосе очень многие «фирмы» тоже возжелали заняться космонавтикой – зачастую «в пику» Королеву, а нередко и во вред этой самой космонавтике.

    Таким образом, моя поездка в Пулково была заслугой и В.П.Мишина.

    Пулковские астрономы встретили меня приветливо – особенно тогдашний директор А.А.Михайлов и ученый секретарь А.Дадаев (отчества я не запомнил). Письмо С.П.Королева – «секретного» Главного конструктора, уже тогда известного всему миру – обладало мистическими свойствами. Александр Александрович рассказал мне об обсерватории, о решаемых научных проблемах, назвал ученых, с которыми мне было бы целесообразно встретиться и… очень нелестно отозвался о тех, кто занимается проблемой НЛО. При этом разрешил покопаться в архиве и ознакомиться с многочисленной корреспонденцией…

    Короче говоря, мне было что показать и рассказать академику Королеву!

    Мой поход к Главному конструктору был недолгим. Сергей Павлович, как всегда, был очень занят и к длительной беседе не расположен. Я максимально сократил то, что хотел ему доложить. Во-первых, сказал я, наблюдений аномальных явлений по Союзу довольно много; во-вторых, подавляющее их количество относится к темному времени суток и может быть объяснено запусками, в том числе и неудачными, космических и боевых ракет, а также входом космических объектов (естественных или искусственных) в земную атмосферу. В-третьих, ни одного случая посадки НЛО, а тем более – выхода из них «иноплатенян» – мною не обнаружено; в-четвертых, нет ни одного сообщения об НЛО «классической» формы, берущих свое начало с «документальных» фотографий Дж.Адамского. В-пятых, идея о возможности создания дискообразных и вообще летательных аппаратов, использующих внешние, т.е. не запасаемые на борту ресурсы массы и энергии – весьма плодотворна. В-шестых, есть ряд загадок, легенд и «видений», требующих также исследований, но в нерабочее время.

    Думаю, что моим докладом Королев остался доволен. Он произнес только одну короткую фразу, смысл которой я хорошо помню:

    «Ну что же, похоже, с того времени, когда мы об этом чуде докладывали Сталину, мало что изменилось… Спасибо. Вы свободны. Идите, работайте».

    На другой день после доклада «Главному» меня пригласил к себе один из его заместителей – М.К.Тихонравов, оказавшийся в курсе нашей беседы. Напомню, что Михаил Клавдиевич – это видный ученый, один из основоположников ракетно-космической техники, изобретатель первой отечественной жидкостной ракеты, детально обсуждавший проблемы космонавтики с К.Э.Циолковским.

    Усадив меня в удобное кресло, а сам расхаживая по кабинету, Тихонравов задавал вопросы, на мгновение останавливался, чтобы выслушать ответ, а затем вновь начинал измерять быстрыми шагами диагональ своего просторного пристанища. Вопросов было очень много, например,таких: «Вы что, верите в НЛО?» «Какое ваше мнение о добытых сведениях?», «Что вы рассказали Сергею Павловичу?», «Что он сказал вам?» и т.д. Когда он «выдохся» и настала моя очередь задавать вопросы, я спросил, не знает ли он подробностей разговора об НЛО со Сталиным. И вот что я услышал (пересказываю в очень сокращенном виде).

    «Весной 1945 года Сталин получил послание от У.Черчилля с просьбой направить в наступающую по Померании армию И.С.Конева английских специалистов по ракетному оружию, поскольку английской разведкой обнаружено место испытаний гитлеровского «оружия возмездия» Фау-2, и этот полигон оказывается как раз на пути наступающей армии. По-видимому, это был момент, когда руководитель нашей страны впервые заинтересовался новым оружием. Я помню, что по его просьбе ряд специалистов подготовили записки. В частности, в записке по ЖРД, подписанной В.П.Глушко, было сказано, что ЖРД с тягой выше 6 тонн создать принципиально нельзя. Меня и других командируемых к Коневу вызвали в ЦК и вручили предписание, подписанное лично Сталиным. В поверженной Германии мы видели заводы, казармы дивизий СС, обслуживающие пуски снарядов Фау-1 и Фау-2, полигоны, слышали о других видах экспериментальных летательных аппаратов, но видеть их не видели. По собранным обломкам двигателя Фау-2 нетрудно было определить, что тяга их была чудовищной (по тому времени) – 25 тонн! Немного позже в Германию был командирован и С.П.Королев, изъявивший желание работать по трофейной немецкой документации, касающейся Фау-2. Право первого выбора было за В.Н.Челомеем, но он предпочел материалы по Фау-1, поэтому можно сказать, что нам всем просто повезло. Первые полеты трофейных ракет Фау-2, а у нас они назывались Р-1, были осуществлены в 1947 году.

    Надо сказать, что полет ракеты – зрелище захватывающее и очень красочное, как вблизи, так и за десятки километров. В тумане или при дымке на значительном расстоянии от старта видно только ее зарево бело-зеленого цвета. Если ветер дует от наблюдателя в сторону ракеты, то ее может и не быть слышно. Вот об этих-то «зеленых шарах», наблюдаемых в США, в штате Нью-Мексико, очевидно, и доложили Сталину. У нас первые ракеты испытывались на полигоне Капустин Яр на Волге, а в США – на полигоне в Нью-Мексико. Естественно, эти первые в мире ракетные полигоны находились в центре внимания не только собственных правительств, но и разведок многих стран мира, а также любителей-одиночек, исследовавших необычные «атмосферные» явления. Аварии разного рода – явления тоже нередкие, а в те годы – скорее закономерные, создавали фантастические картины, вполне доступные «несанкционированным» очевидцам. На этом фоне, в обстановке противостояния «холодной войны», важно было не пропустить замыслов «потенциального противника». Поток сообщений об НЛО, «просачивающийся» наружу из закрытого делопроизводства, мог свидетельствовать как о реальных аппаратах, маскируемых под «инопланетные», так и о фальшивых запусках «игрушек», например, прозрачных шаров-зондов с лампочкой внутри для обмана слишком любопытных и легковерных «исследователей». Потом, кстати, оказалось, что такие шары позволяют хорошо определять направление и скорость ветра, поэтому они стали использоваться метеорологами. Немецкие опыты с дискообразными аппаратами тоже, по-видимому, навели кое-кого на мысль об эксплуатации идеи об авариях таких – теперь уже «инопланетных» аппаратов – для камуфлирования реальных аварий тяжелых по тому времени ракет. Нашлись, естественно, и ловкачи, которые стали зарабатывать на слухах об НЛО немалые деньги. Но ведь и давнишняя мечта – найти братьев по разуму – также разгорелась с новой силой. А если это и впрямь они?

    Я знаю, что проблема НЛО держалась в строгом секрете именно из-за того, что граничила с ракетными испытаниями. По моим данным, И.В.Сталин неоднократно занимался этими проблемами – вернее, приглашал специалистов для консультаций. Тем, кто побывал у него, предписывалось все держать в строгой тайне. Сам Сталин никому ничего не говорил, а только собирал мнения. Королева вызывали по этому поводу только один раз в 1948 году. Он, как мне кажется, рассказал нам об этой встрече далеко не все, да и то не велел «распространяться».

    Вот как это было. Королеву позвонили и велели срочно прибыть по названному адресу. Едва он вошел, как ему сказали, что Иосиф Виссарионович лично просит его ознакомиться с рядом материалов и высказать свое мнение. При этом Сергея Павловича провели в небольшой зал, где на столе аккуратно были разложены публикации, телеграммы, фотографии, образцы материалов. Он мельком все оглядел и ответил, что просьбу Иосифа Виссарионовича выполнит в трехдневный срок, но для этого он должен взять материалы с собой – показать специалистам. Ему сказали, что этого делать нельзя – с документами можно знакомиться только не выходя из помещения и не три дня, а столько, сколько надо. О ночлеге и питании он может не беспокоиться – все предусмотрено, как и опытные переводчицы, если возникнет в них необходимость. Работал Королев дня два или три, а потом доложил, что готов дать ответ. Его никуда не пригласили, а попросили немного подождать. Затем в зал с «документами» вошел Сталин и, попыхивая трубкой, подошел вплотную к нему:

    – Здравствуйте, товарищ Королев.

    – Здравствуйте, товарищ Сталин.

    – Вы не сердитесь на нас за причиненные вам неудобства?

    – Нет, товарищ Сталин, не сержусь.

    – И правильно делаете. Дело требует того. Какое же ваше мнение, товарищ Королев?

    – Я полагаю, товарищ Сталин, что дыма без огня не бывает – странные предметы действительно наблюдаются, но, если не принимать во внимание самолеты и ракеты, опознание которых специалистам вполне доступно, то потенциальной опасности для нас они не представляют. Это не оружие, а требующее разгадки явление. Что же касается наших дел, то мы с положительными результатами провели первую серию испытаний и приступаем к разработке документации на более мощное изделие…

    – Знаю. Спасибо вам, товарищ Королев. Ми обращались и к другим специалистам и они примерно того же мнения. А что касается, как вы выразились, разгадки явления, то этим пусть займутся академики. У вас дел и так достаточно. Желаю успеха.

    После этого Королева проводили на выход, «посоветовали» не рассказывать о необычном «задании», но положенную тогда подписку «о неразглашении» не взяли.

    Сергей Павлович завершил рассказ тем, что ему очень понравились женщины-переводчицы. Неплохо бы показать им рукописи Ф.А.Цандера! Вы, может быть, не знаете, но Фридрих Артурович был очень мнителен и все свои записи, как правило, зашифровывал, да так, что никто ничего не мог понять. Я подобрал несколько страниц, и что же? Королев рассказал, что одна из его новых знакомых только мельком взглянула на один из листов и тут же сообщила: «Ну и что тут сложного? Это старая немецкая система стенографии – система Бергера, только ваш сотрудник пользуется ею необычно – пишет справа налево, вот и все». Получилось, что именно НЛО «помогли» перевести, а затем и издать кое-что из наследия одного из выдающихся пионеров космонавтики.

    У нас на предприятии собрано много материалов по «тарелкам». Посмотрите их. Кроме того, Королев разрешил выписать периодическое издание – Австралийское ревю по летающим тарелкам, я вам все это покажу. Покажу все, что у меня есть. Сведениями об НЛО сейчас многие интересуются. Неужели есть какой-то шанс, что кое-что окажется правдой? Как вы думаете?»

    Лев Худой

    источник

    Besucherzahler ukrain women