Июнь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  
Свежие комментарии

    Золотые пластины Харати и Генофонд Человечества

    — Нет, храма Харати нет, есть только пагода Харати. Вот она, — сказал одни из непальских священников, которого мы уговорили сопроводить меня до загадочного места, называемого Харати.

    Я, почему-то решив приехать сюда один, стоял и смотрел на эту пагоду. От ожидания встречи с загадкой щемило в сердце.

    — Кто он — Харати? — раз за разом зада вал я себе вопрос, стараясь найти хоть какое-нибудь, пусть даже самое фантастическое предположение. Но мысли не шли.

    Пагода имела квадратную форму и была небольшой, — примерно 10×10 метров. Через дверь можно было зайти внутрь пагоды, где были установлены непонятные символические фигурки, а стены тоже были обрамлены необычным орнаментом.

    Астаман Биндачарайя

    Стараясь разобраться в орнаментах, я несколько раз обошел пагоду Харати.

    — Когда ходите вокруг пагоды, надо раскручивать цилиндры, — тогда тантрическая сила Харати перейдет в Вас, — послышался голос сзади.

    Я обернулся. Передо мной стоял непалец с бородой, похожей на мою. На фоне громадной статуи Будды он казался крошечным.

    — Я давно наблюдаю за Вами, — снова заговорил непалец на хорошем английском.

    — Чувствуется, что пагода Харати вас очень интересует. Кто Вы?

    — Мы — русская экспедиция на Тибет, а я — руководитель ее, — ответил я, подав ему визитную карточку. — Мы идем к священной горе Кайлас и хотим найти легендарный Город Богов.

    — А пагода Харати почему вас интересует?

    — Я даже не знаю.

    Ваши ламы несколько раз произносили слово «Харати» и тут же замолкали. Они, ламы, по-моему, боятся Харати. Мне бы хотелось…

    — Меня зовут Астаман Биндачарайя, — перебив, представился непалец.

    — Как?

    — Зовите просто Астаман.

    — Вы здесь…

    — Я один из представителей древнейшего рода Биндачарайя — хранителей Харати. Как велит моя родственная линия, я ежедневно бываю у пагоды Харати и наблюдаю за всем, что происходит вокруг.

    — Как мне повезло! — воскликнул я. — А я как раз хотел было начать искать человека, кто мог бы мне рассказать о пагоде Харати. У меня есть целый ряд вопросов, в частности…

    — Расскажите вначале о себе, — опять перебил меня Астаман.

    В окрестностях пагоды мы нашли небольшое кафе, заказали напитки, и я вкратце рассказал Астаману о трех предыдущих гималайских экспедициях.

    — Интересно! Я первый раз вижу европейского ученого, который знает и искренне верит в возможность самоконсервации человеческого тела — Сомати, а также серьезно говорит о существовании в глубоких подземельях Гималаев и Тибета Генофонда Человечества, — взволнованно проговорил Астаман. — Удивительно и то, что Вы без высокомерия и с большим уважением относитесь к нашей религии и к нашим обычаям и… даже называете нашу религию знаниями предыдущих цивилизаций, пронесенными через века.

    — А ведь это так?

    — Да, так. Любопытно также, что ламы открыли Вам большие секреты, — Астаман почесал затылок. — Почему они это сделали? Почему они поверили?

    — Наверное, Бог велел так, — убежденно сказал я. — Наверное, наступило время, чтобы и белые люди узнали…

    — Наверное, да.

    Мы на минуту замолчали. Каждый думал о своем.

    — Скажите, Астаман, — прервал я молчание, — а машина древних, та самая, которая стоит на постаменте в комплексе ступы Сваямбанат и которая напоминает ракообразное существо, эта машина была извлечена из подземелий, которые охраняет Харати?

    — Откуда Вы это знаете?

    — Я ничего не знаю, я просто строю догадки. Логически.

    — Нет, Вы ни до чего не могли догадаться логически. Это ошибка — верить логике. Вы просто слушаете свою интуицию и верите ей, а интуиция — это на сто процентов верно, потому что она идет от Бога.

    — Может быть, я не знаю…

    — Скажите, Вы идете на Тибет, чтобы проникнуть в подземелья священного Кайласа? — Астаман пристально посмотрел на меня.

    От такого прямого вопроса я на мгновение потерял дар речи, но, справившись с волнением, ответил вопросом на вопрос:

    — А они существуют — эти подземелья?

    Астаман ухмыльнулся и промолчал.

    — Я знаю, — с напором начал говорить я, — что по ряду литературных источников, в частности, по Блаватской, в этом районе земного шара древние люди перед Всемирным Потопом построили «огороженное место», или Вара. Туда они снесли семена всего живого на Земле, и там, как я думаю, был заново клонирован человек и все живые существа. А процесс клонирования провели люди подземелий — люди, способные входить и выходить из состояния самоконсервации — Сомати. Шамбала руководила этим, из другого измерения подглядывая за действиями ученых подземелий.

    Лучшие из Лучших, отобранные из всех существовавших на Земле Человеческих Рас и собранные в многоликой Шамбале, сделали это — человек и все живое на Земле было создано заново. И это произошло там — под священным Кайласом.

    — Откуда Вы все это знаете?

    — Я так думаю.

    — Святой Харати пришел оттуда, — уставившись в пол, проговорил Астаман.

    — Из подземелий Кайласа?

    — У нас не принято говорить об этом. Харати нас слышит. Только он знает всё точно.

    — Я понимаю.

    — А все-таки, Вы хотите пробраться в подземелья Кайласа? — лицо Астамана напрягалось.

    — Это как Харати позволит, — неожиданно для самого себя ответил я.

    — А как Вы это узнаете?

    — Интуицию будем слушать, — в том же стиле сказал я.

    — Хорошо Вы сказали про интуицию, очень хорошо. Скажу Вам, что интуицию человек способен ощущать очень смутно, очень расплывчато…

    — Слышать лишь шепот ее, — добавил я.

    — Да. Зато во время медитации все интуитивные мысли и чувства становятся ясными и четкими, такими же, как слова или предложения. Мы со святым Харати общаемся только во время медитации. Другого пути нет. Но не с каждым человеком, умеющим медитировать, будет общаться Харати. Он сам выбирает, с кем будет общаться. Да и священное заклинание надо знать.

    — Да уж.

    — А Вы умеете медитировать?

    — К сожалению, нет, — с горечью ответил я. — Хотя… Где-то я прочитал, что мыслительный процесс ученого есть своеобразная форма медитации. Я не знаю.

    Король золота

    Я чувствовал, что Астаман очень умен и что он начал доверять мне. Подметив, что Астаман имеет склонность к активному изложению фактов, я замолчал, ожидая нового его монолога.

    — М… да, а ведь вон в той пещере, — Астаман показал рукой на маленькое невзрачное здание, — уже 2000 лет сидит в состоянии Сомати мой родственник.

    — В какой пещере?

    — Видите дверь с орнаментом наверху?

    — Да.

    — За ней еще две двери, за которыми располагается люк в пещеру. Там в состоянии Сомати вот уже 2000 лет живет мой родственник по имени Сантикарачарайя, — как само собой разумеющееся констатировал Астаман.

    — Живет?

    — Конечно. Ведь в состоянии Сомати человек живой.

    — Да, вообще-то. А откуда Вы знаете, что он — Ваш родственник? — спросил я.

    — Наш род Биндачарайя очень древний.

    Более 2000 лет наш род скрупулезно ведет родословную. Более 2000 лет мои родственники один за другим ходят в эту пещеру, оберегая все то, что там есть. Ходят каждый лунный месяц. А самый знаменитый наш родственник — Сантикарачарайя, потому что он…. — Астаман задумался.

    — Потому что он?

    — Он — король золота.

    — Как понять — король золота?

    — М… м… Там, — чувствовалось, что Астаман не очень хочет говорить этого, — там… м… м… там в пещере сокрыто золото. Но не простое золото, а особое.

    — Какое особое?

    — Понимаете… В пещере сокрыты пластины Будды. Они золотые.

    — Чего? — у меня забилось сердце.

    Я сразу вспомнил легенды, предания и сведения из эзотерической литературы о знаменитых золотых пластинах лемурийцев, на которых было записано так называемое «истинное знание». Неужели эти пластины находятся здесь, за этой неказистой дверью? Неужели их можно прочитать? Если бы их удалось прочитать, то людям бы открылись Великие Знания лемурийцев, которые в корне изменили бы нашу жизнь! Ведь прогресс цивилизации атлантов, как описано в эзотерической литературе, произошел именно тогда, когда им стали доступны золотые пластины лемурийцев.

    Однако, боясь нарушить ход столь откровенного разговора, я не стал сваливать на Астамана каскад вопросов о золотых пластинах и с глуповатой интонацией в голосе спросил:

    — А король золота только один или королей много?

    — Сантикарачарайя — самый молодой король золота, — ответил Астаман, — ему всего лишь 2000 лет.

    — А кто они — другие короли золота? — спросил я, предполагая, что в состоянии Сомати в этой пещере могут находиться и более древние люди, вплоть до атлантов и лемурийцев. Из вполне убедительных научных данных, полученных в первой гималайской экспедиции, я уже знал, что Сомати может длиться сколь угодно долго — тысячи и миллионы лет[3].

    Поэтому это предположение могло иметь вполне реальную основу.

    — Еще более древние люди, — ответил Астаман.

    — Какой древности? 5000 лет? 10000 лет?

    — Я не знаю точно, но они очень древние. Так говорят все мои родственники. Сантикарачарайя — самый молодой из них.

    — И, наверное, самый маленький? — бросил я фразу, имея в виду то, что атланты и лемурийцы имели несравненно больший рост.

    — Откуда Вы это знаете? — Астаман с удивление поднял на меня глаза.

    — Я так думаю. Мне кажется, что в этой пещере должны быть в состоянии Сомати и люди предыдущих цивилизаций, а они имели… извините, имеют… значительно больший рост.

    — Они там, — тихо проговорил Астаман.

    Принимая во внимание данные эзотерической литературы о том, что именно лемурийцы имели наибольшую «силу Духа» и именно они впервые создали на Земле психоэнергетические технологии, я предположил, что загадочный Харати мог быть лемурийцем в состоянии Сомати. Тело его могло находиться в состоянии само-консервации, но мощный, невероятно мощный его дух мог действовать, считывая с торсионных полей мозга обычных людей их мысли и создавая непреодолимый психоэнергетический барьер для тех, кто посмеет войти в пещеру без его ведома. Дух Харати охранял главное достояние всех земных цивилизаций — золотые пластины лемурийцев.

    Я знал также, что рост лемурийцев был огромен и составлял более 10— 12 метров. Исходя из этого, я ненароком спросил Астамана:

    — Наверное, Харати самый большой в пещере. Рост его должен быть более 10 — 12 метров. Так ли это?

    — Откуда Вы знаете? Вы что, общались с Харати? — в голосе Астамана послышались нотки негодования.

    Потом он задумался и искоса посмотрел на одну из огромных статуй Будды, расположенных рядом с пагодой.

    — Все короли золота, наверное, сидят в позе Будды? — задал я вопрос, зная, что люди в состоянии Сомати чаще всего находятся в этой позе и, решив совсем удивить Астамана своей осведомленностью.

    — Да, — тихо ответил он и опять искоса посмотрел на огромную статую Будды.

    Золотые пластины лемурийцев и машины древних

    Я сделал небольшую паузу и обратился к Астаману:

    — В чем по-вашему основная ценность золотых пластин? На них записаны знания древних?

    — На золотых пластинах записаны в основном заклинания.

    — Заклинания? Какие?

    — Те заклинания, без которых не могут действовать и жить посвященные люди.

    — Люди подземелий?

    — Да.

    — А йоги?

    — Не могу сказать точно, но мне кажется, что они используют такие же заклинания.

    — Когда я в третьей гималайской экспедиции общался с йогами, они говорили мне, что сокровенные знания и уникальные способности им передают так называемые сверхлюди.

    — Неужели йоги Вам поверили?! Неужели открыли секреты заклинаний?! — воскликнул Астаман.

    — Нет, нет, секретов заклинания (мантр) они мне не открыли.

    Просто во время долгих бесед удалось провести логическую линию, которая свидетельствовала о вероятности существования источника знаний, которые могут передаваться телепатическим путем. Например, формирование йогических способностей человека происходит как бы неожиданно: обычный человек, будь-то крестьянин, будь-то интеллигент, начинает ощущать позыв горы, стать отшельником и, сделав это, обнаруживает у себя удивительные возможности, — входить в состояние глубокой медитации, вплоть до состояния Сомати, разговаривать с Духами людей, общаться с Тем Светом, не бояться холода, проводить под водой долгое время и так далее. Но самое главное — этот человек начинает понимать, что у него появился хозяин, тот хозяин, кто дал ему эти способности и кто ведет его по жизни, призывая использовать появившуюся «силу Духа» для очищения Мира Мыслей Земли, отрекаясь от материальных наслаждений. Йоги называют своего хозяина сверхчеловеком, глубоко почитают Его и общаются с Ним только на тонко-энергетическом (бестелесном) уровне. От сверхчеловека йоги получают всесильные заклинания и используют их в своей йогической практике. Йоги знают, что если они передадут секрет древних заклинаний любопытствующему человеку, то этот человек умрет и умрет йог, который раскрыл секрет заклинания. Таков Закон сверхлюдей.

    — Верно! — подтвердил Астаман. — Тот, кто раскрыл секрет заклинаний, тот умирает. А тот человек, кому раскрыли секрет, или умирает, или свято оберегает этот секрет, боясь умереть. Я знаю это. Точно знаю.

    — В этой связи было бы логично задаться вопросом — кто они — сверхлюди? Люди подземелий? Люди загадочной Шамбалы? А скорее всего, — сам же отвечая на свои вопросы, продолжал я, — говоря о сверхлюдях, мы имеем дело с единой системой сокрытой и высочайше организованной жизни на Земле, куда входит, видимо, Генофонд Человечества, состоящий из людей различных цивилизации в состоянии Сомати и Лучшие из Лучших каждой из пяти земных Человеческих Рас, живущих в своем необычном многоликом обществе.

    — Харати оттуда, — проговорил Астаман. — Но давайте еще поговорим о заклинаниях, — не умолкал я. — Мне кажется, что сила заклинаний колоссальна, поскольку заклинания через вибрации способны вывести человека на пока еще неведомый пласт мощнейшей энергии и сделать эту энергию управляемой. Через заклинания можно не только поднять в воздух машины древних, работающих на энергии мысли, но и управлять мыслями людей, сделав их подвластными тебе. Поэтому сокрытие секрета заклинаний должно быть святым делом, поскольку современные люди не готовы к использованию психической энергии, ведь ростки великого понятия «Чистая Душа» еще только начинают пробиваться в нашем сознании. Дьявол, проникший в души людей, пока не отступил.

    — Вы правы, — почти шепотом сказал Астаман. — Мир еще злой.

    — Я понимаю, почему заклинания древних написаны именно на золотых пластинах. Золото является тем металлом, который не подвергается коррозии. Золото…

    — Некоторые машины древних тоже сделаны из золота, — перебил меня Астаман.

    — Но та машина древних, которая находится на постаменте в комплексе ступы Сваямбанат, сделана вроде бы из латуни или из бронзы, — заметил я.

    — Не все машины древних сделаны из золота, — уклончиво ответил Астаман.

    — Машина древних, которую я видел на постаменте, — она настоящая или сделана по образу древних машин современными людьми? — спросил я.

    — Я не все могу сказать, — Харати нас слышит.

    — А все-таки?

    — А какая разница? Машина древних, стоящая на постаменте, может действовать.

    Но для того, чтобы запустить ее в действие, надо знать заклинание. А заклинание знает только Харати.

    — В пещере находятся только такого типа машины, какую мы видели на постаменте в комплексе ступы Сваямбанат?

    — Не только такие, но и другие.

    — А какие?

    — Я ведь в пещере сам не был, я могу судить только по тому, что мне рассказывали родственники. Они говорили, что там разные машины древних.

    А еще…

    — Что еще?

    Еще, — Астаман задумался, — еще по рассказам родственников мне известно, что машин древности в этой пещере хранится немного. Очень много машин древности хранится в подземельях Кайласа.

    — Я так и думал! — воскликнул я.

    — Мои родственники бывали там…

    — В подземельях? В Вара?

    — Этого я не имею права сказать. Кстати, с одним из них я могу вас познакомить.

    У меня от волнения пересохло в горле. Я выдавил из себя:

    — Когда?

    Ну, хотя бы завтра, — спокойно ответил Астаман. — Сегодня я с ним договорюсь о встрече. Позвоните мне. Вот мой телефон. — Но имейте в виду, что он многого не скажет, — у него на все один ответ — «это секрет». И его можно понять — он боится Харати. То, что он скажет — это разрешено Харати. Но…

    — Что?

    Его рассказ будет интересен.

    Харати разрешает рассказывать интересные вещи, но секрет заклинаний — это свято. А без знания заклинаний в подземелья не пробраться. Не стремитесь этого сделать.

    Вы, я чувствую, разумный человек.

    Для вас главное — знания, а не авантюра по извлечению из подземелья золотых пластин Харати.

    — Да, это так. Я считаю, что люди должны знать о высочайшем уровне знаний древних, но убежден, что простое человеческое любопытство многого не стоит, — как школьник продекламировал я основной постулат экспедиционных исследований.

    — Спасибо за такие слова.

    — Астаман, я чувствую, что Ваши «особые» родственники многое Вам рассказали, и Вы много знаете. У Вас есть время еще побеседовать со мной?

    — Да, да, у меня много времени сегодня, — ответил Астаман. — Мне тоже интересно общаться с Вами.

    — Тогда позвольте задать Вам очередной вопрос — какие виды древних машин находятся как в музее в подземельях Кайласа?

    — Это не музей, — Астаман поднял глаза. — Мои родственники говорят, что эти машины одновременно прошлого и будущего. Они…

    — Вы хотите сказать, что они применялись в прошлом и будут применяться в будущем? — не удержался и перебил его я.

    — Да, это так. Человечество развивается по спирали.

    — А все-таки, какие машины древних сокрыты под Кайласом?

    — Разные. Есть огромные, есть поменьше.

    — Ваши родственники не говорили о круглых летательных аппаратах, похожих на летающие тарелки? — задал я вопрос.

    — Они говорили, что там по преданиям есть огромный блестящий аппарат. Но его никто не видел, и говорят, никто не имеет права видеть, — Астаман пристально посмотрел мне в глаза.

    — А золотые пластины Ваши родственники видели?

    — Конечно. За 2000 лет нашего рода они много раз видели их в этой пещере.

    — А в подземельях Кайласа?

    — Не знаю.

    — А сколько входов в подземелья Кайласа?

    — Говорят, что несколько.

    — Скорее всего один вход находится на вершине горы Кайлас…. — почему-то начал было говорить я.

    — Я не знаю точно. Могу сказать только, что вход в ту часть подземелья, где находятся главные золотые пластины, обозначен статуей «читающего человека», — перебил меня Астаман.

    — Кого?

    — Читающего человека.

    — Человек, который читает золотые пластины?

    — Да. Но эту статую редко кому удается увидеть, — она всегда в облаках.

    — Закрыта облаками?

    — Говорят, огромная статуя притягивает к себе облака. Никому не дозволено дойти до этой статуи. Того, кто к ней подходит, — того ожидает смерть, — глаза Астамана расширились.

    — А что символизирует «читающий человек»?

    — Великие древние знания. Они записаны на золотых пластинах.

    В этот момент я не знал, что вскоре в поднебесном Тибете на какое-то мгновение облака раздвинутся, и мы увидим статую таинственного «читающего человека». Более того, мы сфотографируем ее. Эту фотографию Вы, дорогой читатель, увидите в следующем томе этой книги. И именно там мы ощутим настоящий страх, страх перед… Временем.

    Древняя пещерная книга

    — На каком, интересно, языке написаны тексты на золотых пластинах? — задался я вопросом.

    — На древнем языке, — ответил Астаман.

    — На каком именно?

    — На очень древнем. Очень, очень древнем языке. Кстати….

    — Астаман замолк.

    — Что?

    — В этой пещере, — Астаман указал на вход в нее, — находится еще и книга древних. Не золотые пластины, а книга.

    — Какая книга?

    — Книга, в которой описана история древних людей и много-много того, что современные люди называют мистикой. Например, описан метод, как можно вызвать дождь во время засухи.

    — Любопытно.

    — Но эта книга не простая, — продолжал Астаман. — Человек не может ее просто так взять и прочитать. Ее можно прочитать, только капнув на нее кровь змеи.

    — Какой змеи? Натуральной?

    — Это целый ритуал, связанный с мистической и натуральной змеей. Я плохо знаю этот ритуал.

    — Предположим, что ритуал провели.

    Что дальше?

    — Дальше… дальше человек, читая книгу, начинает понимать то, что в ней написано.

    Причем, он будет понимать, даже несмотря на то, что не знает древнего языка и не знает древних букв.

    — Как в сказке!

    — Это не сказка.

    Некоторые из моих родственников, правда, очень древние, этак 1000-1500 лет тому назад читали эту книгу.

    Так мне рассказывали.

    — Дорогой Астаман! Позвольте мне порассуждать на эту тему с научной точки зрения. Русский ученый Александр Степанов провел однажды такой эксперимент. Он взял стандартную дистиллированную воду, налил ее в сосуд и поставил на лоб человека.

    Эта вода должна была записать в себя тонко-энергетическую информацию человека, поскольку вода является чрезвычайно информационноемкой субстанцией. После этого он сделал жидкостную хроматографию этой воды и получил соответствующий график, который значительно отличался от графика обычной (не информированной биополями человека) воды. Далее он поставил сосуд с водой на то же место лба фотографии этого человека. Когда он сделал хроматографию этой воды, удивлению его не было предела — хроматографический график воды, экспонированной на фотографии, был идентичен графику воды, экспонированной на самом человеке. Он многократно повторял эти эксперименты, и все время получал такие же результаты. Из этого профессор Степанов сделал вывод, что биополя человека имеют способность переносить свою информацию на другие объекты, в частности, на фотографии. Он даже применил термин «тонко-энергетическое фотографирование», под которым можно понимать перенос части информации Души Человека на фотографию.

    — Я понял, почему нельзя дарить свои фотографии врагам, — проговорил Астаман.

    — Через некоторое время, — продолжал я, — один из подвергнутых эксперименту людей умер в результате несчастного случая. Профессор Степанов взял его фотографию и заново сделал исследование воды, экспонированной на фотографии. И знаете что?

    Фотография среагировала на смерть своего «хозяина», — хроматографический график стал совершенно иным.

    — Интересные Вы люди — русские. У вас всегда много идей, вы всегда что-нибудь ищите.

    — Спасибо за добрую оценку. А сейчас позвольте мне попытаться объяснить феномен того, что после определенного ритуала человек может прочитать и понять древнюю пещерную книгу, не зная древнего языка и древних букв.

    — Давайте.

    — Дело в том, м… м…. — я задумался, — в пещерной книге, как и в любой книге, вместе с буквами записаны мысли, которые стимулировали написание букв и слов. Но мысли эти записаны не на бумаге, а в тонко-энергетическом поле, которое сопровождает книгу (любой предмет имеет свой тонко-энергетический аналог!). А язык Мира Мыслей един для всех людей. В Мире Мыслей нет древних или современных языков, нет отдельного языка животных, нет отдельного языка людей, нет отдельного языка живой планеты Земля и так далее. Есть один язык — всеобщий великий язык мыслей. Чем сильнее и яснее мыслит человек или любое другое живое существо, тем более четко записывается мысль на языке мыслей. Я убежден, что в процессе написания пещерной книги древние ученые мыслили очень ясно и четко, поэтому мысли их должны быть достаточно хорошо понятны и нам, даже несмотря на наш более низкий уровень развития. Весь вопрос состоит в том, — как прочитать мысли древних?

    — Для этого есть ритуал, тот самый ритуал, который связан с кровью змеи. В ходе этого ритуала человек, желающий прочитать пещерную книгу древних, наверное, приобретает способность понимать язык мыслей, — высказал предположение Астаман.

    — Кроме того, видимо, человек читает эту книгу в состоянии медитации, — добавил я.

    — Кстати, древняя пещерная книга не из бумаги, а из какого-то плотного эластичного материала, который не поддается воздействию времени, — заметил Астаман.

    — Да… Эх, взглянуть бы на эту книгу и золотые пластины! — в сердцах проговорил я.

    Харати ослепляет входящих в пещеру людей

    Это невозможно. Пещера защищена барьером тантрических сил, который никто не может пройти… если только Харати не разрешит.

    — А какие они — тантрические силы в этой пещере? — спросил я, помня, что в той гималайской Сомати-пещере, в которой мне удалось испытать действие психо-энергетического барьера, я ощущал последовательно по ходу движения страх, негодование, головную боль и слабость [4].

    — Тантрические силы, которые наводит Харати на пришельца, самые разнообразные. Люди могут ощущать страх, слабость, головную боль и прочие чувства, но главное действие тантрических сил здесь другое.

    — Какое?

    — Давайте пойдем к пещере, — Астаман встал и пошел.

    Я последовал за ним. Мы подошли к тому невзрачному зданию, о котором я уже говорил.

    — Вот первая дверь. Она, как видите, открыта. Давайте войдем внутрь, — сказал он.

    Перешагнув высокий порог, мы вошли в довольно большую комнату, которая сплошь была заставлена всевозможными статуэтками неведомых существ и каменными тумбами с орнаментом.

    — Видите эту дверь? — Астаман показал на вторую дверь рукой.

    — Да.

    — Видите на ней изображение глаз?

    — Да.

    — Эта дверь заперта на крепкий замок. Но если ее открыть и войти внутрь, то человек ослепнет.

    — Ослепнет?! — переспросил я.

    — Ослепнет, — подтвердил Астаман.

    — Из-за чего?

    — Из-за действий тантрических сил.

    — А каков, интересно, механизм действия тантрических сил на зрение? — задался я вслух вопросом, заранее зная, что ответа не получу.

    — Механизм этот знает только Харати, — уверенно сказал Астаман. — Я могу лишь добавить, что слепота эта является временной. После того, как человек уйдет обратно и закроет за собой эту вторую дверь, зрение постепенно, но очень медленно начнет восстанавливаться.

    — Очень любопытный механизм действия психо-энергетического барьера пещеры, — проговорил я. — Мне удалось встречаться в Сомати-пещерах с барьером, активизирующим чувство страха и негодования с переходом в головную боль, слабость и смерть, а также с барьером «вампиристического» типа, когда пещера забирает энергию человека, но о барьере, вызывающем слепоту, я слышу впервые. Кстати, Вы не слышали об асури — бестелесных существах, которые отсасывают энергию человека? Индийские свами мне говорили, что в пещере-вампире этих асури очень много.

    Йоги способны их видеть.

    — Здесь не асури, здесь более крупные бестелесные существа.

    Вот одно из них, — Астаман показал пальцем на две статуи неведомого экзотического существа, которые как стражи были установлены по бокам второй двери. — Эти бестелесные существа охраняют вход в священную пещеру. Мы их неспособны видеть, но они нас видят. Йоги могут не только видеть их, но и разговаривают с ними. Эти существа находятся полностью под властью Харати. Они и вызывают слепоту.

    В этот момент я и предположить не мог, что исследования священного Кайласа вскоре подтолкнут нас к подробному анализу бестелесной голографической формы жизни на Земле и что сказочные сведения о бестелесных защитниках пещеры обретут реальные основы. Но об этом мы, дорогой читатель, поговорим позже, в четвертом томе этой книги, когда вместе с Вами с головой окунемся в призрачный голографический мир.

    — А кто-нибудь пытался проникнуть в пещеру без разрешения Харати? — спросил я.

    — Около 200 лет назад король Непала повелел принести ему ключ от этой, второй двери. Он открыл дверь и вошел внутрь, после чего сразу ослеп. Рассказывают, что он сильно кричал от испуга. Когда он выполз обратно, зрение начало постепенно восстанавливаться. Больше никто не пытался проникнуть в пещеру Харати.

    — А в подземельях Кайласа тантрические силы тоже действуют?

    — Конечно, — Астаман поднял на меня удивленные глаза. — Там действуют самые сильные в мире тантрические силы, потому что Кайлас считается центром тантрических сил планеты. Они, эти силы, там образуются и расходятся по всей Земле. Тантрические силы этой пещеры тоже порождены Кайласом, а Харати управляют ими, защищая пещеру.

    — Получается, что если в эту пещеру нельзя пройти без разрешения Харати, то проникнуть в подземелья Кайласа вообще нереально. Так ли это?

    — Естественно. Подземелья Кайласа защищены еще сильнее, ведь там находятся главные достижения прошлого и будущего. Это святое место. Это главное месте. Кроме Кайласа на Земле есть всего несколько подземных мест, где сокрыты тайны прошлого. Одно из них здесь. И еще я Вам скажу…

    — Что?

    — К входу в подземелья Кайласа даже подходить не разрешено. Там действуют силы, которые превращают людей в стариков.

    — М… да… Куда же мы идем?!

    За семью дверями и семью замками

    — Кстати, у нас бытует легенда, которая, как я думаю, свидетельствует о том, что эта пещера была создана искусственно.

    — Искусственно?

    — Легенда эта такая, — Астаман ухмыльнулся. — На соседний отсюда холм прилетел Будда и посадил там семена лотоса. Стебель лотоса начал очень быстро расти, стал гигантским и протянулся до другого холма на расстояние около 10 км. Потом этот стебель опустился на землю и погрузился в нее. На этом месте образовалась пещера.

    — Я понимаю Вас, Астаман, почему Вы предполагаете искусственное происхождение этой пещеры, — проговорил я. — В виде сказочной легенды наши примитивные предки могли описать одну из экстраординарных технологий древних или… технологий Шамбалы. Нам даже трудно строить гипотезы на эту тему, — ведь наш технологический уровень тоже не очень высок. Мы так многого не знаем, так многого! Обидно, что догматики от науки тормозят прогресс. А может быть и правильно, что догматики тормозят прогресс науки; будущее, я думаю, в технологиях, использующих ментальную энергию (силу Духа), а для этого нужно, чтобы в наше общество вошло понятие «Чистая Душа».

    — Очень хорошо, что эту пещеру защищает от нашего общества Харати, — задумчиво сказал Астаман. — Мы сейчас находимся за первой дверью и перед второй дверью. А знаете, сколько всего дверей в пещере?

    — Сколько?

    — Семь. Семь дверей, которые закрываются на прочные замки с огромными ключами. За каждой дверью Харати будет напускать на пришельца тантрические силы, останавливающие его. Если за второй дверью тантрические силы вызывают слепоту, то за другими дверями эффект их действия будет другой — боли, слабость… и даже смерть. Только за первой дверью, где мы сейчас находимся, не действуют тантрические силы, но Харати и здесь следит за нами, внимательно следит. Он видит нас.

    — Как в сказке — за семью дверями и семью замками, — проговорил я.

    Сказки и легенды пришли из древности, заметил Астаман, из таинственной древности.

    Люди очень странные, — добавил я. — В детстве мы с упоением слушаем сказки, которые рассказывают нам наши бабушки, а когда становимся взрослыми, то начинаем напрочь отрицать то, во что искренне верили в детстве. Мы, став взрослыми, начинаем считать истиной только то, что укладывается в рамки наших обыденных представлений, хотя в периоды душевного смятения или безысходности ощущаем, что истина своими корнями уходит в безбрежные дали непознанного и что эту истину знает только Бог. Если ребенку задать вопрос «А ты веришь в чудеса?», то он почти всегда ответит «Да». А если этот вопрос задать взрослому, то ответ, естественно, прозвучит «Нет». Дети ближе к Богу, так как их души еще недавно прибыли из нашей главной родины — Того Света, где они очистились и были напрямую связаны с Богом. Там, на Том Свете, мы, наверное, видим прошлое и осознаем, что наши с Вами истоки уходят в далекую древность, вплоть до атлантов, лемурийцев, призраков и ангелов. Поэтому, когда бабушка рассказывает сказку, шепот древности стучится в еще романтичные и чистые детские сердца.

    — Кстати, тантрические силы обладают тем свойством, что вначале они как бы шепчут, приговаривая «не ходи туда»…. — вставил Астаман.

    — А может быть так, чтобы кто-то смог преодолеть барьер тантрических сил? Какой-нибудь злой гений?

    — Нет, такого быть не может. Мощь тантрических сил слишком велика. Даже если этот злой гений будет знать ритуал вхождения в пещеру и заклинание, Харати все равно это разгадает.

    Ритуал вхождения в пещеру Харати

    — А каков этот ритуал?

    — Ритуал вхождения в пещеру Харати.

    — Этот ритуал проводится на 10-ый или 11-ый день лунного месяца.

    Входить в эту пещеру разрешено только в эти дни, и ни в какие другие. Вот уже 2000 лет мои родственники ходят в пещеру в эти дни каждый лунный месяц.

    — И ни разу не пропускали?

    — Насколько я знаю — ни разу.

    — Сколько человек ходят в пещеру?

    — Двое. Одного мы условно называем «священник»[5], другого — «старший человек»[6]

    — Что это за люди? — спросил я.

    — О, это особые люди, — начал рассказывать Астаман. — «Священник» обязательно выбирается из рода Баджрачарайя (Bаjrасhаrаyа) и ни из какого другого. Род Баджрачарайя живет в Катманду и его окрестностях и является лидирующим родом среди невар.[7] В роду Баджрачарайя насчитывается около 2000 семей. На роль «священника» может претендовать только тот мужчина (обязательно мужчина!) этого рода, кто имеет среднее имя (отчество) Билаш (Bilаsh).

    В роду Баджрачарайя именем Билаш называют мальчиков по специальной древней шкале, в которой учитываются очередность, время рождения по лунному календарю и многое другое. Сын человека по имени Билаш может стать «священником», если его выберут родственники. Нынешнего «священика», который ходит в священную пещеру, зовут Дхама Билаш Баджрачарайя (Dhаmа Bilаsh Bаjrасhаrаyа).

    — А когда выбирают нового «священника»?

    — Тогда, когда умирает предыдущий.

    — А какова процедура избрания «старшего человека»?

    — «Старший человек», который тоже может войти в пещеру, выбирается только из рода Биндачарайя, — Астаман ухмыльнулся, то есть из моего рода. Всего в моем роду насчитывается 26 семей.

    Жизнь всего нашего рода вот уже 2000 лет посвящена только этой пещере. Собранием рода мы выбираем первого «старшего человека», а также второго, третьего, четвертого и пятого «старших людей». Первый «старший человек» — самый старший, а пятый — самый молодой. В пещеру ходит первый «старший человек». Если он умирает, начинает ходить второй «старший человек».

    — Странное словосочетание — «старший человек»! Что оно означает?

    — Я уже говорил, что это выражение условное. Да и на английский язык трудно перевести то, как мы называем этого человека по—непальски: это звучит так…. — Астаман сказал какое-то длинное непальское слово.

    — А-а…. — глупо промычал я, невольно сделав вид, что что-то понял и путано задал очередной вопрос. — В связи с тем, что в вашем роду человек, который может ходить в пещеру Харати, выбирается более свободно, можно ли заключить, что ваш род в сравнении с родом Баджрачарайя является более «святым» или более «избранным»?

    — Ну…. — Астаман задумался, — это, наверное, так.

    — А они равноценны — «священник» и «старший человек»?

    — Да.

    — А какова церемония вхождения в пещеру?

    — На 10-ый или 11-ый день после полнолуния четыре человека в специальных одеждах выходят на улицу. Они идут гуськом: впереди идет женщина, за ней — «священник», за ним — «старший человек» и за ним помощник. В руках они несут ключи от всех семи дверей и древнюю лампу. Одежда, которую они надевают, представляет собой длинную юбку и свободную накидку, закрепленную поясом. Вся одежда черного цвета с белой окантовкой и белыми добавками. Все они медленно проходят мимо закрытой первой двери в пещеру и направляются к пагоде Харати. Они делают несколько кругов вокруг пагоды, входят внутрь пагоды, выходят оттуда и снова делают несколько кругов вокруг пагоды. В этот момент «священник» и «старший человек» молятся, взывая к святому Харати, чтобы…

    — Молятся или произносят заклинания? — перебил я Астамана.

    — Есть специальная молитва, в которую включено произношение заклинаний, — Астаман пристально посмотрел на меня, — секретная молитва, состоящая в основном из заклинаний. Через эту молитву «священник» и «старший человек» получают доступ к общению с Харати. Они просят у него разрешения войти в пещеру.

    — Было ли так, чтобы хоть раз Харати не разрешил войти в пещеру?

    Кому? — переспросил Астаман.

    — «Священнику» или «старшему человеку».

    — Нет, насколько я знаю, такого не было. Харати читает мысли и узнает намерения «священника» и «старшего человека». Оба рода, Бадждачарайя и Бандачарайя, испокон веков считают служение святой пещере главной целью жизни. В обоих родах все знают о том, что Харати умеет читать мысли, поэтому боятся думать плохо или коварно. Это вошло в нашу кровь. Это свято. Более того, в момент ритуальной церемонии все родственники каждого из родов молятся, испрашивая у святого Харати разрешения на вход в пещеру своего родственника, чтобы он еще раз имел счастье пообщаться со святынями древности.

    — Но, как говорится, в семье не без урода? — продолжал я домогаться.

    — У нас, в отличие от европейцев и американцев, другая психология, — резким голосом ответил Астаман. — Мы, восточные люди, умеем почитать святыни древности. Нас еще не захватил грех считать себя Богом!

    — Да уж, — тихо произнес я. — А какова в церемонии роль женщин и помощника? Они тоже выбираются по какому-то особому ритуалу?

    — Нет, это обычные люди. Уважаемые люди. Участие их не имеет никакого принципиального значения. Но так принято по древнему ритуалу.

    — Женщина и помощник слышат секретную молитву, которую читают «священник» и «старший человек»?

    — Нет. Молитва и заклинания читаются не вслух, а про себя.

    Если, положим, «священник» или «старший человек» скажут заклинание вслух и женщина или помощник это услышат, то все они умрут. Харати лишит их жизни. Жизнь этих людей ничто в сравнении с ценностью того, что находится в пещере.

    — Скажите, Астаман, а если «священник» или «старший человек» заболеет и не сможет пойти в пещеру, что тогда?

    — Тогда в пещеру идет один человек — «священник» или «старший человек». Кстати, предыдущий «священник» под конец своей жизни много и сильно болел, поэтому в пещеру ходил только «старший человек» — мой родственник.

    — А не было так, чтобы вдруг заболели оба?

    — Такого еще не было.

    — Итак, женщина и помощник, участвующие в ритуальной церемонии, в пещеру не заходят, — заметил я. — Когда они уходят?

    — Все четверо открывают ключом первую дверь, заходят в комнату перед второй дверью и медитируют некоторое время, после чего женщина и помощник уходят оттуда. «Священник» и «старший человек», оставшись вдвоем, запирают изнутри первую дверь и открывают вторую дверь. Поочередно открыв все семь дверей, они входят в самую священную пещеру и…. — Астаман неожиданно замолк.

    — И…? — поинтересовался я, сгорая от любопытства.

    — В пещере они пребывают 7-8 часов.

    — Какое расстояние они проходят внутри пещеры?

    — 1,5-2,0 километра.

    — А что дальше? Ведь Вы говорили, что длина пещеры более 10 км!

    — Что дальше? — Астаман задумался. — Это знает только Харати.

    — М… да…

    — Разное говорят об этой пещере!

    Говорят даже, что длина ее не 10 км, а значительно больше и что она уходит далеко на северо-запад в сторону священного Кайласа, под которым, как мы верим, находится центр подземного мира. Там, в Шангри-ла…. — Астаман опять замолк.

    — Скажите, Вы верите в то, что эта пещера является одним из входов в подземный мир? — не удержался и спросил я.

    Астаман пристально посмотрел на меня и кивнул.

    — Как мы уже говорили, — начал я осторожно, в районе священного Кайласа должно быть несколько входов в подземелье. Но там, насколько я знаю, нет людей, поэтому подобная церемония вхождения в подземелье вряд ли может иметь место. Не знаете ли Вы что-нибудь о ритуалах вхождения в подземелья Кайласа? И возможно ли это?

    — Там не люди, там ангелы…

    — Что… ангелы?

    — Мир ангелов заменяет людей там.

    — А Шамбала… откуда, наверное, пришел Харати? Шамбала находится там, охраняя знания и достояния каждой из пяти Человеческих Земных Рас? — пролепетал я.

    — Новые ангелы чтут все древнее, чтобы войти в будущее через древние знания, уклончиво ответил Астаман и поднялся, всем своим видом показывая, что пора заканчивать разговор.

    В этот момент я не знал, как много значат эти сумбурно произнесенные слова. Пройдет много времени, пока я со скрипом в душе начну осознавать значение словосочетания «новые ангелы».

    Стал накрапывать теплый непальский дождь. Мы с Астаманом крепко пожали друг другу руки и договорились о встрече на завтра.

    Каков он — подземный мир?

    По пути домой я стал вспоминать легенды о подземном мире. Я вполне четко осознавал, что легенды не есть еще правда, но на основании многолетних экспедиционных поисков последам древних легенд я понимал, что легенды не возникают на пустом месте. И каждый раз, когда мы шли по следам легенд, пусть даже самых сказочных, мы находили им подтверждения. Например, легенда о скатерти-самобранке. Кто сомневается в том, что это красивая сказка?! А в экспедиции 1997 года сам великий Саи-Баба материализовал мне в руку из пустоты пепел. А его заместитель господин Мурти рассказал мне историю о том, что лет двадцать назад Саи-Баба направлял в одну из гималайских пещер группу йогов, дав им кувшин, в котором после произнесения особых заклинаний появлялись рис и другая пища.

    Поэтому отвергать легенду о подземном мире и признать ее банальной фантазией у меня не было никаких оснований. Более того, накапливалось все больше и больше фактов, свидетельствующих о том, что этот загадочный и сокрытый от нас мир существует на самом деле, и что вполне возможно, центр этого мира находится под священным Кайласом. С разрешения водителя я закурил в такси. Вспомнилась книга французского религиозного философа болгарского происхождения Омраама Микаэля Айванхова «Водолей и пришествие Золотого Века», в которой был подробно описан подземный мир. В своей книге Айвахов пишет о неком маркизе Сент-Ив д’Альведейре, который обладал способностью раздваиваться, в связи с чем смог проникнуть в подземный мир, который у разных народов называется страной Шамбалой, страной Агарти, Садом Гесперид, Туле, Шангрила или страной Святого Грааля. Маркиз Сент-Ив д’Альведейр рассказывал поразительные подробности о подземном мире. Освещение там идет от некоего внутреннего солнца, как и на земле растут деревья и цветы, обитают животные и живут люди. Предполагается, что подземные люди происходят из Лемурии и Атлантиды. Подземный мир — весьма мудро организованное и управляемое царство, где миллионы людей живут в благоденствии, мире и счастье, не зная болезней и даже старости. Во главе этого мира стоит троица — Брахатма, Махатма и Маханга.

    Там царит такая организация жизни, которая является отображением космического порядка. Подземные люди знают, что самой драгоценной энергией является сексуальная сила, а потому не расточают ее попусту, а напротив, используют, чтобы стать высшими существами. Они используют энергию четырех стихий. Именно отсюда, из подземного мира, пришла на землю Тантра-йога, столь распространенная на Востоке.

    В подземном мире находятся библиотеки и архивы, простирающиеся на километры и содержащие информацию об истории человечества на Земле. Там же находятся книги, написанные великими Посвященными всех человеческих рас и содержащие великие тайны. Их, эти книги, перенесли с поверхности земли сюда — в подземный мир. Всё, что исчезло с лица земли и что считается окончательно утерянным, можно найти там, внизу.

    У подземных людей есть способы наблюдать и контролировать все происходящее на Земле, они даже могут полностью уничтожить человечество, применив мощь четырех стихий. Но так как эти существа высокоразвиты и миролюбивы, они этого не сделают. Может быть, через некоторое время они решатся выйти наверх, чтобы что-то нам сообщить или предупредить нас.

    Летающие тарелки, существование которых отрицают уже не столь категорично, прилетают чаще не с других планет, а вылетают из подземного мира. Их летающие тарелки окружены магнитным полем, делающим подземных людей неуязвимыми. Они способны обороняться лучами, блокирующими все механизмы. Могущество подземных людей состоит в свете, которым они умеют пользоваться.

    Это сокрытое царство сообщается с поверхностью через отверстия в разных местах земного шара: на обоих полюсах, в Тибете, Южной Америке, в Монголии…

    Омраам Айванхов считает, что осознание технологий, подобных технологиям подземного мира, уже началось в экспериментах, проводимых в России: другие страны запаздывают, но они непременно последуют за русскими и признают могущество мысли, ауры и ясновидения. Люди всегда ждут вердикта внешних приборов и доверяют только им. А приборами, помещенными Создателем в них самих, пренебрегают: ими не пользуются. Правильней бы было поступать наоборот.

    Высказывания Омраама Айванхова произвели на меня впечатление. Увлекшись размышлениями на эту тему, я пропустил место, где должен был подсказать таксисту ориентир, по которому можно было легко найти нашу гостиницу. Таксист почти ничего не понимал по-английски и на все мои пространные объяснения бодро отвечал: «йес, сэр». А я забыл сложное непальское название улицы, где располагалась наша невзрачная дешевая гостиница. В конце концов, гостиницу мы все же нашли.

    Войдя в свой номер, я тут же полез в свою экспедиционную сумку, куда, как я помнил, вроде бы положил чье-то письмо с выдержками из книги русского исследователя Осендовского.

    — Вот оно! — воскликнул я и тут же начал читать.

    Сопроводительное письмо того доброго человека, который сделал и выслал мне выдержки из книги Осендовского, я, видимо, оставил в России.

    Судя по выдержкам из этой книги, называемой «Животные, люди и Боги», в Монголии Осендовскому рассказали старинную легенду, по которой одно монгольское племя, скрываясь от Чингисхана, спряталось в подземной стране, а в окрестностях озера Ноган—Куль ему показали дверь, которая служит входом в Царство Мертвых.

    — Любопытное выражение — «Царство Мертвых», — подумал я, откинувшись на гостиничной кровати. — Что бы оно означало?

    Скорее всего… скорее всего под выражением «Царство Мертвых» понимается пещера с людьми в состоянии Сомати, когда их самозаконсервированные тела смотрятся как мертвые. И…. вполне возможно, эти Сомати-пещеры ведут в подземный мир, который, как описывал Омраам Айванхов, прекрасен.

    Я встал с кровати, открыл бутылку противной местной «Кока — Колы», отпил пару глотков и, снова сев, надолго задумался. Вполне логично прослеживалась мысль, что Царство Мертвых находится между наземным и подземным мирами. Лучшие люди разных Человеческих Рас, обладавшие той степенью духовности, которая позволяла им войти в состояние глубокого Сомати, уходили в Царство Мертвых или, говоря современным языком, в Генофонд Человечества, чтобы сохранить свои тела на случай какой-либо глобальной катастрофы, когда появится необходимость с болью и истязаниями оживить свое давнем—давно законсервированное тело и заново дать росток человеческой жизни на Земле. Все Человеческие Земные Расы, имевшие физическое тело, будь-то великаны лемурийцы, будь-то громадные атланты, будь-то наша раса — арийцы, посылали своих лучших сынов и дочерей в Царство Мертвых, чтобы пополнить Генофонд Человечества и этим самым гарантировать продолжение жизни на Земле.

    Я до конца допил бутылку «Кока — Колы» и постарался продолжить ход мысли. В голове вертелся вполне резонный вопрос: — Кто они — люди подземного мира? Ответ на этот вопрос напрашивался из наших предэкспедиционных рассуждений. Тогда мы пришли к вполне логичному выводу о том, что каждая Человеческая Раса на Земле, начиная от ангелоподобных людей и кончая атлантами, от апокалипсиса к апокалипсису накапливала в Шамбале Лучших из Лучших людей, создав многоликое общество, где «за одним столом могут сидеть» ангелы, призраки, лемурийцы и атланты. Не исключено, что в подземный мир допускаются некоторые арийцы (хотя арийского апокалипсиса еще не было) и наши соплеменники имеют возможность жить в одном обществе с древними людьми. Бог распорядился так, чтобы не терять своих лучших сынов и дочерей и решил увести их в прекрасный подземный мир, дабы Лучшие из Лучших не стали заложниками греховного большинства, достойного уничтожения во время апокалипсисов.

    В давние — давние времена в подземном мире Шамбалы появились лучшие из ангелоподобных и призракоподобных людей. Но тогда, когда эволюционно сформировалось физическое тело (лемурийцы, атланты и арийцы), Бог почему-то принял решение не просто отправлять во время апокалипсисов Лучших из них в подземный мир, а создать дополнительно Царство Мертвых (Генофонд Человечества), чтобы духовно продвинутые и способные войти в состояние глубокого Сомати люди могли сохранить свои тела на случай глобальных катаклизмов. Почему было принято такое решение? Я не Бог, чтобы ответить на этот вопрос, но можно предположить, что двойной контроль всегда надежнее, чем одинарный. Дух человека бессмертен и продолжает жить при потере тела, а Тело, созданное путем длительной эволюционной работы Природы, может во время глобальных катаклизмов исчезнуть навсегда. Поэтому есть смысл сохранить его как в живом виде (в Шамбале), так и в законсервированном (в Царстве Мертвых). Да и, наверное, не все Лучшие из Лучших могут поместиться в подземном мире Шамбалы, поэтому направляются в Генофонд Человечества (Царство Мертвых). Может быть тем из Лучших, кто был направлен в Царство Мертвых, несколько обидно, что их тела должны тысячи и миллионы лет покоиться в законсервированном состоянии, а не «обслуживать» свой Дух в прекрасном подземном мире? Я думаю, что это не так. Дух человека, вылетев из законсервированного тела и сохраняя с ним связь с помощью так называемой «серебряной нити», живет в не менее прекрасном Том Свете, который, как говорят йоги, слаще, чем секс.

    Я машинально опрокинул себе в рот пустую бутылку «Кока — Колы», поморщился от неприятного вкуса этого напитка и вновь стал читать выдержки из книги Осендовского. Он писал, что подземный мир насчитывает миллионы людей, над которыми царствует Король Мира. Он, Король Мира, знает все силы природы, читает человеческие мысли и знает великую книгу судьбы. Он, невидимый, царствует над людьми. Король Мира живет во Дворце Чудесного Кристалла, где живут и его невидимые помощники. Периодически Король Мира входит в пещеру дворца, где покоится благоуханное (бальзамированное?) тело его предшественника в круге из черного камня. Когда Король Мира приближается к этому месту и протягивает руку, полосы огня рисуют на стенах знаки алфавита Ватанан, которые складываются в слова, — это мысли его предшественника. После этого Король Мира читает мысли всех наиболее могущественных людей мира (королей, ханов, жрецов и других), с помощью особого ритуала общается с Богом и своей могучей мыслью содействует тем, кто обращается к Богу и способствует неудаче тех, кто отвернулся от Бога. Говорят, что Король Мира появится перед всеми людьми, когда придет время вести всех добрых людей на войну против злых; но это время пока не пришло, — самые худшие из людей еще не родились.

    Читая эти слова, я понимал, что за этим сказочным описанием может скрываться что-то очень серьезное. Если и в самом деле допустить возможность существования подземного мира, то он должен кем-то управляться. Мы, наземные люди, еще слабо верим в технологии «Силы Духа» и плохо осознаем Бога. Мы пока еще лишь туповато прислушиваемся к древним легендам, раздумывая — верить в них или не верить. Но пройдет немного времени и все, что кажется сказкой сегодня, станет былью завтра. Ведь летаем же мы уже на «железных птицах» — самолетах! Почему же отвергать другое?

    Я еще раз обратил внимание на то, что Король Мира невидим. Наверное, нельзя отрицать того, что Король Мира является ангелоподобным бестелесным человеком, а его предшественник, забальзамированное тело которого покоится в черном круге, мог быть, например, лемурийцем. В подземном мире (если он, конечно, существует!) вполне возможно практикуется периодическая смена лидера по принципу последовательного предоставления власти представителям каждой из пяти земных Человеческих Рас, живущих в многоликой Шамбале. Кто знает, так это или не так, — будущее покажет!

    Тем не менее, мы вынуждены признать существование Сомати-пещер (слишком много фактов говорит об этом) и факт их защиты, так называемыми тантрическими силами. Кто же наводит эти тантрические силы? Кто он — загадочный Харати? Я не могу ничего утверждать, я слишком слаб и маломощен для этого, но мне кажется, что Царство Мертвых охраняет подземный мир Шамбалы. А сам Харати, возможно, и есть Мертвый.

    А еще я прочитал в выдержке из книги Осендовского про золотые пластины, которые разрешали читать избранным людям. Но об этом дорогой читатель, я расскажу чуть позже.

    Я встал с кровати, положил пустую бутылку «Кока — Кола» в урну и пошел к ребятам, чтобы предложить им завтра попытаться зарегистрировать с помощью аппаратуры тантрические силы у входа в пещеру Харати. В голове вертелась мысль о том, что подземный мир, наверное, подходит к поверхности как в районе священной горы Кайлас, куда мы идем, так и здесь — в пещере Харати.

    Попытка зарегистрировать тантрические силы у входа в пещеру Харати

    На следующий день мы, взяв с собой исследовательскую аппаратуру, приехали в условленное время к пещере Харати и встретились с Астаманом.

    По нашей просьбе он, куда-то сходив, принес разрешение воспользоваться аппаратурой за первой дверью входа в пещеру. Но Астаман добавил, что приближаться с аппаратурой вплотную ко второй двери не разрешено.

    У нас с собой было три аппарата. Один из них, называемый «Кирлиан», мог регистрировать ауру человеческого тела и показывать ее в виде свечения на экране переносного компьютера. Второй аппарат, называемый «Имедис-Фоль», был предназначен для выявления характера и интенсивности энергий в меридианах и чакрах человека. Третий — «Варикард» — определял тончайшие характеристики пульса человека, которые меняются при изменении энергетики организма.

    Вначале мы отошли метров на 200 от входа в пещеру и сделали контрольные замеры на каждом из аппаратов у всех участников экспедиции. Далее мы переместились за первую дверь входа в пещеру и сделали повторные замеры, после чего сопоставили полученные данные. Полученные результаты несколько разочаровали нас, — четкого различия с контрольными замерами мы не получили.

    — А в прошлом году вот с этим аппаратом, — я ткнул пальцем на аппарат «Кирлиан», — у входа в сомати-пещеру Вашист-гуфа мы получили столь значительное уменьшение ауры человека, даже ее исчезновение, что сделали вывод о том, что сомати-пещеры могут действовать как энергетический вампир. А здесь…

    — Барьер барьеру рознь, — многозначительно произнес Селиверстов.

    — Многообразие тантрических сил, видимо, очень велико, — стал рассуждать я. — Наша аппаратура пока еще слишком грубая, чтобы через изменения в человеческом организме обнаруживать их действие. За все время нам удавалось иметь дело с тремя сомати-пещерами: первую из них можно было образно назвать «пещера негодования и страха», вторую — «пещера-вампир» и третью, эту — «пещера-слепота». Вот, если бы войти через вторую дверь и сделать электро-ретинограмму…

    — Да, да, — живо отозвался глазной электрофизиолог Рафаэль Юсупов, — если бы за вторую дверь поместить любой живой объект, лягушку или, еще лучше, человека, то по b-волне электро-ретинограммы глаза можно было бы точно судить о наличии тантрических сил.

    — А зачем это делать!? — удивился Селиверстов, — если ослеп, сразу ясно, что действуют эти силы.

    — Ты, Сергей Анатольевич, не понимаешь того, что в науке ценятся, прежде всего, объективные методы исследований, а не субъективные, — нравоучительно сказал Рафаэль Юсупов.

    — Вот ослеп ты или не ослеп — это твое личное ощущение, а если b-волна показала — значит, точно ослеп.

    — Ничего себе, — возмутился Селиверстов, — не верить тому, что человек ослеп! Я понимаю, что лягушка не скажет, квакнет, может только, но человек-то?!

    — Бывают случаи симуляции, — отмахнулся Юсупов.

    — Со слепотой не шутят! — с вызовом кинул Селиверстов и, отвернувшись, стал смотреть на вторую дверь входа в пещеру Харати. — Эх, войти бы туда! — тихо произнес он.

    После этого Астаман, как мы уговаривались, привел «старшего человека». Мы познакомились. Выяснилось, что ему 78 лет и что всю свою жизнь он посвятил служению этой пещере. «Старший человек» поинтересовался результатами наших исследований. Оказывается, именно он давал разрешение на исследования. А чуть позже мы уговорили его подвергнуться обследованиям.

    Данные, которые мы получили у «старшего человека», довольно значимо отличались от данных обследования у членов экспедиции.

    Несмотря на преклонный возраст, аура его организма была столь яркой и мощной, что превышала все параметры молодых и здоровых людей. Энергия в меридианах располагалась весьма равномерно, показывая лишь небольшие отклонения в области кишечника и правого колена; выяснилось, что он и в самом деле недавно отравился и ударил колено. Но самым любопытным у «старшего человека» оказалось ЭКГ[8]: зубец R был в 2,5 раза выше нормы, а зубец Т был очень мал, — складывалось впечатление, что сердце работает очень мощно, хотя обменные процессы в сердце, обеспечивающие эту работу, очень слабы.

    — Невероятно! — воскликнул медицинский эрудит Юсупов. — Откуда же его сердце берет энергию для столь мощной работы? Ведь зубец Т говорит об обменных процессах в сердце, вырабатывающих энергию.

    — Странно, очень странно, — проговорил Равиль, вспоминая недавние занятия в медицинском институте.

    — А я думаю, что сердце «старшего человека» использует для своей работы тантрических силы пещеры, — с уверенностью в голосе сказал бывший военный летчик Селиверстов.

    Откровения «старшего человека»

    Чувствовалось, что «старшему человеку» мы чем-то понравились. Я тихонько спросил об этом Астамана, который служил переводчиком между нами и «старшим человеком», знавшим только непальский язык. Астаман ответил, что «старшему человеку» понравилось, что мы угадали то, что у него болят колено и живот. Он как бы поверил в нашу серьезность. Далее, когда я через Астамана попросил разрешения поговорить с ним о пещере Харати, он с удовольствием согласился.

    Мы уселись на какой-то неудобный бордюр и начали говорить. Я понимал, что мои вопросы должны быть четкими и лаконичными, потому что разговор не мог продолжаться долго.

    — Как Вы ощущаете влияние тантрических сил на Вас при входе в пещеру Харати? — спросил я.

    — Астаман Вам многое порассказал? — переспросил «старший человек».

    — Многое, но… никаких заклинаний не выдал. Это свято! — ответил я. — И поймите, я глубоко верю и почитаю Бога, чтобы попытаться выявить секрет заклинаний и с их помощью постараться проникнуть в священную пещеру ради сенсации. Это дешево и тупо! Человеческое любопытство не достойно того, чтобы сравниться со святынями древности.

    Сохраняя древнее, мы заботимся о будущем, поскольку жизнь развивается по спирали.

    — Ну ладно тогда, — пробурчал «старший человек».

    — Что Вы ощущаете при входе…?

    — При входе в пещеру я ощущаю влияние тантрических сил, которые для меня приятны, очень приятны. Мне не хочется оттуда уходить. Я бы всегда хотел находиться там. Но мне разрешено быть в пещере не более 7-8 часов.

    — С чем сравнимо это приятное ощущение?

    — Ни с чем. Это самое приятное, что я чувствовал в жизни.

    — Эти приятные ощущения сопровождают Вас весь период пребывания в пещере или бывают какие-то изменения в разных участках пещеры?

    — Весь период. Но… но когда я вижу Харати, мне еще приятнее.

    — Видите Харати?! — от волнения у меня сел голос.

    — Да, всегда вижу, — как само собой разумеющееся произнес «старший человек».

    — Какой он?

    — Большой.

    — Больше меня? — спросил я, памятуя, что я на голову выше «старшего человека».

    — Больше, больше.

    — На сколько больше?

    — Ну, он такой, каким изображен на статуе, — «старший человек» показал рукой на статую «Будды», расположенную недалеко от нас.

    Я вспомнил, что во время нашего вчерашнего диалога Астаман несколько раз искоса поглядывал на эту статую, но ничего не говорил. В этот момент я слегка подозревал, что эта статуя изображает самого Харати, но не осмелился спросить об этом Астамана.

    — Харати такой огромный! — воскликнул я.

    — Да, такой, — спокойно ответил «старший человек».

    — Рост его превышает…. — я окинул взглядом статую, — 10 — 12 метров!

    — Я не измерял его рост.

    — А Вы, дорогой «старший человек», видите Харати при свете лампы, или…?

    — Там лампа не поможет, — задумчиво проговорил «старший человек».

    — А все-таки?

    — Большего я не скажу, — он вскинул на меня глаза.

    — М… да…

    Я понимал, что мне и так слишком много сказали, но… должны же быть дозволенные пределы… дозволенные Харати.

    — А что будет, если человек войдет через вторую дверь без разрешения?

    — За второй дверью есть несколько ступеней вверх. На первой же ступени человек почувствует, что зрение его ухудшилось, а на второй — он станет абсолютно слепым. Но при Выходе из пещеры зрение постепенно восстановится.

    — А за третьей дверью что будет?

    — До третьей двери человек не дойдет.

    — Судя по горе, на которой мы находимся, пещера должна уходить круто вниз. Так ли это?

    — Да. За второй дверью в центре зала есть люк, оттуда лестница ведет круто вниз. Там и находятся остальные двери.

    — Какова длина пещеры?

    — Более 10 км, — «старший человек» начал даже позевывать, рассказывая столь привычные и обыденные для него вещи. — В конце пещера соединяется с одним храмом.

    — С каким храмом? Подземным? — я пристально посмотрел на него, стараясь прочесть в его глазах ответ.

    Я прекрасно помнил, как Елена Блаватская в «Тайной Доктрине» утверждала, что на Земле существует целая система подземных храмов и дворцов, соединенных между собой переходами.

    — Подземным? Откуда Вы это… знаете? — глаза «старшего человека» расширились.

    — Блаватская писала о подземных храмах и дворцах. Поэтому я и предположил, что…

    — А-а… Я слышал про Блаватскую.

    — Дорогой «старший человек», не могли бы Вы показать мне ключи от всех семи дверей, лампу и одежду, в которой Вы ходите в пещеру?

    — Пожалуйста. Вы все это можете увидеть во время церемонии вхождения в пещеру каждые 10 или 11 день лунного месяца.

    — А сейчас нельзя взглянуть? Мы бы, пожалуй, сходили…

    — Сейчас? Сейчас?! — глаза «старшего человека» опять расширились. — До церемонии я не могу показать! Я не имею права показать! Я ни за что не покажу! Это запрещено! Это запрещено!

    — Странно, — я повел плечами, ведь все это — ключи, одежда и лампа — показывается людям. Почему же нельзя?

    — Так мне велели в пещере. Люди это могут видеть только во время церемонии. Так мне велел Харати.

    — Ясно, а…. — я несколько замешкался — а какая она — одежда?

    Черная с белой окантовкой и белыми добавками.

    А ключи большие?

    — Большие.

    — Их точно семь?

    — Семь.

    — А лампа какая?

    — Обычная лампа, но она освящена там, внизу, в пещере.

    — Ключи и одежда тоже освящены в пещере?

    — Тоже.

    — А если одежду или что — либо другое нужно обновить, — что тогда делать.

    — Тогда надо во время церемонии попросить разрешения у Харати внести это в пещеру и там освятить.

    — А как происходит процесс освящения?

    «Старший человек» хмыкнул и тихо проговорил:

    — Этого я не скажу.

    Я на мгновение задумался и постарался осознать смысл освящения предметов. Мне вспомнился некий Павел Максимович Игнатенко, который несколько лет назад позвонил Мне и попросил приехать к нему в деревню Барсуки Ленинского района Тульской области, мотивируя это тем, что нашел мистический способ лечения болезней, основанный на треугольниках. Мне показалось это любопытным и, будучи в Москве, я попросил у президента Сбербанка России Андрея Казьмина автомобиль и отправился в деревню Барсуки. Андрей Ильич приставил ко мне почему-то двух телохранителей габаритами со шкаф каждый, которых в народе называют быками.

    Деревня Барсуки поразила меня синими носами мужского населения. Два местных алкоголика, с достоинством сев в наш шикарный джип, сопроводили нас до дома Павла Максимовича Игнатенко, не попросив даже на бутылку.

    Павел Максимович рассказал, что раньше, работая на карьере, он был обычным приземленным человеком. Но вдруг у него открылся дар и появилась тяга рисовать треугольники с одновременной медитацией при этом. У себя в чулане Павел Максимович соорудил овальную камеру, облепил ее треугольниками и начал лечить больных людей, помещая их туда и добиваясь хороших результатов, вплоть до рассасывания кист.

    Помню, что я минут 20-30 пролежал в этой камере, после чего неделю отходил, — столь сильно было влияние. А телохранители — быки (кстати, отличные ребята!) уже при подходах к камере почувствовали головокружение и благоразумно не вошли внутрь, поскольку надо было еще вести автомобиль в Москву.

    Но самое любопытное состояло в том, что Павел Максимович интуитивно нашел способ усиления энергии нарисованных треугольников. Он на ксероксе размножал свой первоначальный рисунок и, сделав 500-600 копий, складывал их стопкой друг на друга, а после чего эту стопку укладывал в копировальную машину и делал новые копии. По мнению Павла Максимовича, новые копии, сделанные со стопки, были раз в 500-600 мощнее, чем копии, сделанные с одного рисунка. Это он ощущал экстрасенсорно.

    Приехав в Москву, я позвонил академику А.Е. Акимову и рассказал об этом. Анатолий Евгеньевич пояснил мне, что тонкие (или торсионные) энергии не подчиняются закону сохранения энергии. В тонкоматериальных полях энергия не убывает, как бы имея неиссякаемый постоянный источник пополнения. Напротив, тонкоматериальные субстанции обладают склонностью к размножению с сохранением или даже усилением энергетического потенциала. Поэтому ксерокопирование со стопки одинаковых рисунков, сделанное Павлом Максимовичем Игнатенко, можно представить как взаимное усиление тонко-энергетического потенциала рисунков в стопке с переносом общего энергетического потенциала их на новую копию. Дело в том, что любой предмет, в том числе и рисунок, имеет фантом, то есть тонко-энергетическую копию. А фантомы отдельных рисунков, складываясь в стопке в единый фантом, переносят свой уже общий тонко энергетический потенциал на новую копию, не подчиняясь закону сохранения энергии.

    Вспомнив эту историю с деревней Барсуки Ленинского района Тульской области, я, сидя перед «старшим человеком» и Астаманом в Катманду, представил, что освящение в пещере является ни чем иным, как введением в фантомы тех же ключей, одежды и лампы новой (пещерной) информации, которая, видимо, распознаваема тем же Харати, воспринимаясь при очередном посещении как «своя» или «пещерно родная». Я понял также, что чем большее количество раз предмет (лампа, ключи или одежда) был в пещере, тем он «роднее» для пещеры. А это, наверное, важно, чтобы не нарушать торсионные поля душ людей в состоянии Сомати.

    Я осознал также причину того, почему «старший человек» не хотел показывать все атрибуты вхождения в пещеру вне ритуальной церемонии. Можно допустить, что при фотографировании, например, лампы, ее фантом с «пещерной информацией» в нем размножится и перенесется на фотографию (или много фотографий), что, вероятно, недопустимо по неведомым нам законам. А во время ритуальной церемонии тантрические силы Харати, активизированные произношением заклинаний, по-видимому, способны блокировать распространение «пещерной информации».

    В это же время ко мне пришло некоторое осмысление процедуры освящения домов или квартир, когда священник, произнося молитву, ходит с кадилом. Говоря научным языком, через этот ритуал священник привносит в жилище божественную информацию, чтобы домочадцы жили под Богом.

    — Вы, сэр, закончили задавал, вопросы? — послышался голос Астамана.

    — Нет, нет, — я встрепенулся, — Скажите, верно ли то, что чем большее количество раз предмет (лампа, ключи и тому подобное) побывал в пещере, тем он считается более освященным?

    — Конечно так, — ответил «старший человек».

    — Вы, «старший человек», медитируете только перед входом в пещеру или ежедневно?

    — Я медитирую ежедневно около 1 часа. К сожалению, не всегда удается медитировать полноценно, — перебивают телефонные звонки.

    — А перед входом в пещеру?

    — Утром как обычно я медитирую. Потом надеваю специальную одежду, беру ключи и лампу. То же самое делает «священник». Далее вместе с уважаемой женщиной и помощником мы идем к пагоде Харати и делаем определенное количество кругов вокруг нее; при этом я и «священник» произносим заклинания…

    — А уважаемая женщина или помощник не могут услышать заклинания? — перебил я.

    — Нет, конечно! Вы что? Мы произносим их про себя.

    — Извините, что перебил. Продолжайте дальше.

    — Пагода Харати, — продолжал «старший человек» — главное место, которое дает силу, чтобы человек мог войти в пещеру.

    Огромная сила заключена в этой пагоде.

    — Главные заклинания Вы произносите здесь, у пагоды Харати?

    — Да, именно здесь.

    — Какие заклинания? — авантюристично осмелился спросить я.

    — Это большой секрет, — «старший человек» угрюмо поднял на меня глаза.

    — А что будет, если Вы откроете секрет заклинаний?

    — Тогда я умру.

    — Вас кто-нибудь убьет?

    — Да.

    — Кто?

    — Харати.

    — Было ли так, чтобы кто-либо нарушил установленный древний закон и открыл секрет заклинаний?

    — Да, было. Это предыдущий «священник». Он, постарев, рассказал секрет тантрических мантр на получение благословения на вход в пещеру своей жене. Тут же он сильно заболел и умер. Жена очень испугалась, забилась в угол и никого не подпускала к себе. Она боится смерти и никому не говорит секрет заклинаний.

    — Предыдущего «священника» убил Харати?

    — Да, он.

    — А кто он — Харати? — решил я узнать мнение «старшего человека».

    — Это защитник пещеры.

    — Кто он — человек или Дух?

    — Это секрет. Он постоянно наблюдает за каждым из нас; никто не может скрыться от его взора, ни я, ни «священник», ни… Он, Харати, видит все: кому я отдам повесить ключи от семи дверей, не покажу ли я их людям не вовремя и так далее. Кроме того, Харати наблюдает за каждым человеком из родов Биндачарайя и Баджрачарайя, из которых выбирается «старший человек» и «священник». Харати следит за тем, молятся ли они перед церемонией входа в пещеру. Все родственники обоих родов должны просить Харати, чтобы нас со «священником» он пропустил в пещеру. Они обязательно должны просить! Обязательно!

    — А они всегда просят, молясь?

    — Всегда.

    — Почему это необходимо?

    — Это знает только Харати.

    — Именно Харати наводит тантрические силы в пещере?

    — Именно он. Кроме кого, Харати может навести эти силы на любого человека на любом расстоянии. От Харати никто не может укрыться. Нигде и никто!

    — Значит, тантрические силы носят направленный характер и способны воздействовать индивидуально на конкретного человека? — задумчиво спросил я. — Тогда и в самом деле никто и нигде не может укрыться от наказующей силы Харати.

    — Никто и нигде. От силы Харати человек не может укрыться, — ответил «старший человек». — Человек — ничто перед силой Харати.

    — Харати — это человек Шамбалы?

    Наступила минутная пауза. «Старший человек» хмыкнул и тихо проговорил:

    — Шангри-ла…

    — Дух и Сила Харати находятся здесь или на Тибете, там, где священная гора — не унимался я.

    — Дух Харати находится в этой пагоде, — «старший человек» показал рукой на пагоду Харати. — Но… но сила Харати приходит к нему оттуда, где находится священная гора и где до сих пор…

    — Существует Город Богов? — осмелился подсказать я.

    «Старший человек» опустил глаза и что-то пробубнил себе под нос, Астаман не переводил.

    — Что он сказал? — в замешательстве спросил я.

    — Ну, Вы понимаете…. — Астаман тоже попал в замешательство, — он говорит, что этот русский слишком глубоко лезет в то, что должен знать только Харати. А еще он говорит, что если там, на Тибете, Вы будете слишком сильно проявлять интерес, то Вы умрете. Вы ведь не умеете медитировать и входить в контакт с Харати.

    — Да уж… Я еще хотел спросить у «старшего человека» — а если пагоду Харати снесут, то сила Харати останется или нет? — решил я перевести разговор в менее щепетильное русло.

    — Конечно, останется. Эта сила невидима, но она здесь.

    — Вы, «старший человек», говорили, что тантрические силы пещеры Вам приятны. Так ведь?

    — Да, они очень приятны.

    — Вы, говорят, бывали в районе священной горы Кайлас. Поэтому Вы, наверное, можете сопоставить ощущения, возникающие от действия тантрических сил в пещере и в районе священной горы. Чем отличаются эти тантрические силы?

    — Тантрические силы Кайласа, — «старший человек» на мгновение замолчал, — я бы сказал, более грандиозны и более открыты, чем тантрические силы в пещере. Они очень многообразны, они очень… умные.

    Как понять — умные?

    Тантрические силы Кайласа действуют на тех людей, которые идут против веры, против Бога, против секретных ритуалов. Они, эти силы, способны читать мысли человека и безошибочно определять его намерения. Кайлас видит каждого человека, Кайлас мгновенно узнает о нем все.

    — Вы говорите о горе Кайлас как о живом существе, — недоуменно проговорил я.

    — А он живой, — без тени сомнения ответил «старший человек». Каждый ли «священник» и каждый ли «старший человек» должны побывать в районе священного Кайласа?

    — Желательно.

    — Считал в восточных религиях и у Елены Блаватской, что под священной горой Кайлас находится огромный подземный город, называемый Вара или Архча…

    — Архча?! — перебил меня «старший человек».

    — Да, Вара или Архча, — продолжал я. — Туда, в это место, перед Всемирным Потопом были снесены семена всего живого на Земле, а также помещены лучшие из земных людей — так называемые Учителя. Именно там после Всемирного Потопа, как я думаю, возродилось человечество и после освобождения от воды материков распространилось по земному шару. Там, в Вара или Архча, на мой взгляд, сокрыты главные достижения всех земных цивилизаций, их аппараты, там находятся самые главные из «золотых пластин», на которых записано тал называемое «истинное знание», при освоении которого все наши представления о прогрессе изменятся в корне. Скажите, кто-нибудь из современных людей получал доступ туда?

    — Получал.

    «Старший человек» промолчал.

    — Вы сами не были там?

    «Старший человек» опять промолчал.

    — Поверьте, — обратился я к нему, — я не ищу путей, чтобы обязательно пробраться в Вара (или Арчха). Нет, это не так! Я глубоко верю в Бога, искренне чту древние ритуалы, прекрасно понимаю ту ситуацию, когда Вы говорите «секрет». Я вполне четко осознаю, что человечество пока не подготовлено к освоению «истинных знаний», в основе которых лежит простое на первый взгляд понятие «Чистая Душа». Нет пока еще у людей Чистой Души, нет! Время еще не подошло. А без Чистой Души технологии древних, базирующиеся на Силе Мысли, могут стать разрушительными не только для человечества, но и для всей Земли. Моя цель другая, — я хочу понять, глубже понять, сильнее понять, мощнее понять…. чтобы постараться доказать людям, что жизнь сложнее, чем мы думаем. Я хочу, чтобы люди стали добрее, чтобы они, вместо брезгливого плевка «этого не может быть», хотя бы иногда обращали свой взор вверх и от всей души говорили — Как ты велик, Создатель! А сделают они это только тогда, когда, превозмогая проевшую душу гордыню, вдруг поймают себя на мысли, что жизнь гениально многообразна и величественна, и что это многообразие и величие можно осознать только через изучение древности, безбрежно далекой древности. Простите меня, дорогой «старший человек», за назойливость моих вопросов, но я хочу чуть больше, хоть чуть больше! Правда! Меня таким создал Бог, — я ученый!

    — Ну ладно. Задавайте еще вопросы. Но… главный секрет я все равно не раскрою.

    — Не бойтесь, я не буду вас просить раскрыть секрет заклинаний.

    — Хорошо.

    — Сколько существует входов в подземелье Кайласа? — спросил я.

    — Я знаю про три входа. Но видел я только один, — ответил «старший человек».

    — Какой он — этот вход?

    — Этот вход находится на огромной вертикальной скале, которая называется «Дом».

    — «Дом»? — переспросил я.

    — Да, «Дом». Эта скала такой правильной формы и имеет такие гладкие стены, что напоминает дом. Но «Дом» этот такой огромный, что в сравнении с ним обычный дом показался бы спичечным коробком. Считается, что эта скала приносит счастье.

    — А где там вход?

    — В нижней части гладкой стены находится большое четырех-угольное отверстие, закрытое изнутри каменной плитой.

    — А отверстие большое?

    — Очень большое.

    — Сколько метров?

    — Много-много метров.

    — Наверняка вход открывается путем произнесения особых заклинаний, — осмелился я внести ясность.

    — Конечно, — без тени сомнения ответил «старший человек».

    — Как в сказке — «сим-сим, откройся», — проговорил я себе под нос.

    Что? — не понял меня переводящий Астаман.

    — Да сказка есть такая. Все что Вы рассказываете, очень похоже на эту сказку. А слово «сим-сим» можно понять как заклинание.

    — Сим-сим, сим-сим, — повторил два раза «старший человек» и помотал головой. — Кстати говоря, не вздумайте подходить к этому входу и говорить «сим-сим». Там действуют очень мощные тантрические силы, которые превращают людей в стариков.

    — Наверное, там время другое, сжатое, — высказал я предположение.

    — К этому входу… да и ко всем другим входам, могут подойти только подготовленные люди, — те, кто много раз испытывал на себе действие тантрических сил, кто знает специальные молитвы и заклинания и кто умеет разговаривать с Кайласом, — как бы не услышав меня, сказал «старший человек».

    — А мы сможем увидеть этот вход?

    — Если будете внимательны, то увидите. Но не подходите к нему! Этот «Дом» красного цвета.

    — Красного?

    — Да.

    Пройдет некоторое время, и мы все будем стоять, задрав головы и зачарованно смотреть на этот «Красный Дом» с четырехугольным отверстием, закрытым плитой. Кто-то из нас тихо и нелепо произнесет «сим-сим, откройся».

    — А другие входы в подземелье Кайласа мы сможем увидеть?

    — Попробуйте, но будьте осторожны, там тоже действуют тантрические силы, превращающие людей в стариков, — уклончиво ответил «старший человек».

    Я разогнул затекшие от неудобной позы ноги, оторвал взгляд от тетради и снова обратился к нему с очередным вопросом:

    — Говорят, там, в районе священного Кайласа, есть статуя «читающего человека».

    Вы ее видели?

    — Мне не удалось. Она была закрыта облаками. Редко кому удается ее увидеть.

    — Мне кажется, что статуя «читающего человека» символизирует место, где в подземельях сокрыты «золотые пластины» древ них, на которых записаны их Великие Знания. И… на мой взгляд, там находится второй вход в подземелья Кайласа, скорее всего тоже закрытый плитой, открывающийся при произнесении секретного заклинания. Статуя «читающего человека», видимо, обозначает этот вход. Так ли это? — рассуждая, спросил я.

    — Ни я, ни мои родственники никогда не видели второго входа. Насколько я знаю, в последние 2000 лет никто не только не входил через второй вход, но и не добирался до него. Святой Кайлас никому не дал разрешения. А непослушных убило «зеркало Царя Смерти», — загадочно произнес «старший человек».

    — А что это — зеркало Царя Смерти?

    — Мне трудно об этом говорить, Вы не поймете, — ушел от ответа «старший человек».

    В этот момент я не знал, что вскоре в районе священного Кайласа нам улыбнется удача, и мы не только увидим статую «читающего человека», но и определим ее достаточно точные координаты. Однако вскоре мы поймем, что путь к ней лежит через так называемую «Долину Смерти», образованную действием «зеркала Царя Смерти», а у меня в голове будет вертеться выражение одного из непальских лам — «заколдованное зеркало».

    — У русского путешественника Осендовского описан рассказ тибетских лам о том, как надо читать «золотые пластины» древних. Эту пластину надо положить на голову, после чего твои мысли сами будут читать то, что написано на «золотой пластине». Вы ведь в этой пещере видите «золотые пластины», не пробовали ли Вы их читать?

    — Неправильно рассказал тибетский лама, — с сердитым оттенком голоса сказал «старший человек». — «Золотые пластины» древних читают, положив на них обе руки, так, как это показано на статуе «читающего человека».

    — Третий вход в подземелья Кайласа, — не унимался я, несмотря на то, что «старший человек» начал подавать знаки о необходимости прекращения разговора, — скорее всего, находится на вершине священной горы Кайлас. Вы что-нибудь знаете об этом?

    — Нет, я этого не знаю. Нет… я плохо знаю это, — ответил «старший человек».

    — Но запомните, влезать на вершину священного Кайласа нельзя. Это запрещено.

    — Кем запрещено?

    — Харати и его повелителями.

    Мы крепко обнялись с Астаманом и «старшим человеком». Уходя, я оглянулся, чтобы еще раз посмотреть на статую Харати. Мне показалось, что Харати слегка ухмылялся.

    источник

    Besucherzahler ukrain women